понедельник, 29 ноября 2010 г.

Интервью с Simone Moro

Источник: www.planetmountain.com


Фото из архива Simone Moro.

Симонэ Моро (Simone Moro) о жизни, альпинизме, страхах и сомнениях перед зимним восхождением на Гашербрум II.

Не секрет, что целью следующей экспедиции итальянского альпиниста Симонэ Моро будет первое зимнее восхождение на Гашербрум II (Пакистан, Каракорум). Компанию Симонэ составят его давний партнер Денис Урубко (невероятно сильный альпинист из Казахстана) и американский фотограф Кори Ричардс (Cory Richards). Экспедиция стартует в декабре, однако Моро - автор двух других первых зимних восхождений на восьмитысячники (Shisha Pangma, 2005, вместе с поляком Петром Моравски; Makalu, 2009, вместе с Урубко) - не собирается проводить оставшееся время в праздности. В октябре он в качестве пилота вертолета принимал участие в операции по снятию тела погибшего шерпы Chhewang Nima с Барунтцзе (Baruntse). Право выполнять коммерческие рейсы в Непале Моро получил после успешной сдачи экзаменов в Академии Гражданской Авиации (Civil Aviation Academy). Кроме него - из европейцев - это могут делать еще четверо швейцарских пилотов. Как эта бурная деятельность сказывается на подготовке к экспедиции? Чего он от нее ждет? О чем думает человек, совершивший 43 экспедиции (по числу лет), взошедший на 11 восьмитысячников и 7 семитысячников? Чего боится? Какие у него планы на будущее?



PM: Симонэ, в декабре ты отправишься на GII. Какие у тебя ожидания?
SM: Есть надежда совершить первое зимнее восхождение на этого восьмикилометрового гиганта. Надеюсь, мне хватит опыта 10 зимних экспедиций и прочих успешных проектов. У меня нет цели стать здесь "первым", поскольку для этого есть масса куда более простых способов. Я хожу в горы зимой, чтобы насладиться вкусом настоящего альпинизма: бескомпромисного, дикого, обособленного, сложного, неудобного, полного приключений и открытий. Холодное время года и короткий световой день - обязательные ингредиенты. Я прекрасно знаю, что мой выбор не подходит тем, кто хочет или должен любой ценой вернуться домой с победой, но я вправе самостоятельно устанавливать правила игры, несмотря на большое число спонсоров.

PM: Расскажи о своей команде.
SM: Команда - это два друга: я и Денис. Третьим будет Кори Ричардс - фотограф и альпинист. Мы дружим с Денисом более 11 лет и относимся друг к другу скорее по-братски, а не как партнеры по связке. Вот на этой основе совершенно естественно и зародилась идея совместного восхождения на GII. Уверен, Кори не сложно будет влиться в нашу команду. Мы с Денисом знаем его уже несколько лет - впервые встретились во время их с Инес Паперт (Ines Papert) зимнего восхождения на Kwangde, в конце 2008-го года. Сейчас Кори спонсируется компанией The North Face; он первоклассный фотограф и альпинист. Все это помогло нам сойтись и пригласить его в экспедицию. В начале мая Кори приезжал в базовый лагерь Эвереста, где мы еще раз обсудили все детали. Кроме этого вместе с Тамарой Лунгер (Tamara Lunger) он успел "сходить" Лхотцзе, не смотря на плохую акклиматизацию и окончание сезона.

PM: Самые ужасные трагедии случаются в Гималаях. А чего боишься ты?
SM: Я как обычно переживаю за бесценные и сильно потрепаные руки, не раз спасавшие жизни других ... и не только.(*) Те кто полагают, что у них все под контролем и безрассудно лезут вверх, очень быстро сворачивают шеи. Смертельные ошибки всегда рядом и пленных не берут. Несчастье всегда пунктуально, точно знает день и место, не стесняется приходить к талантливым, хорошо подготовленным и осторожным альпинистам. Неверный расчет времени до вершины, упущения в важных вопросах обеспечения экспедиции, потеря контроля над скоростью движения, неверная оценка погодных условий и снежно-ледовой обстановки, - это все шаги, которые делают вас более уязвимыми и отдают в руки фортуны, которая, как известно не благосклонна к опаздавшим.

PM: А что лично ты вкладываешь в понятие "страх"?
SM: Это прежде всего способность вовремя остановиться и повернуть назад; ощутить опасность, даже когда нет её явных примет. Просто чувствуешь в воздухе какой-то странный запах ... Страх смерти помогает отказаться от того к чему очень долго готовился, ради чего отдал все что имел, во имя успешного возвращения домой.
Да, никто не любит проигрывать, но слишком многие альпинисты являются заложниками мнения окружающих. Слишком многие полагают, что они участвуют в некоем соревновании, только мне не понятно кого и с кем. И главное - зачем?
Вряд ли это единственная причина происходящих трагедий. Автор этих строк вполне может стать следующим ... Но я надеюсь, что достаточно напуган, чтобы повернуть назад в нужный момент.

PM: Почему именно GII?

SM: Чтобы не устраивать гонки. В этом году запланированы 4 зимние экспедиции на восьмитысячники Пакистана. Вообще я хотел отправиться на Броуд Пик (Broad Peak), чтобы закончить дело, начатое в 2008-м году: тогда я не дошел до вершины 200 метров, несмотря на хорошую погоду и самочувствие. У меня был выбор: начать спуск или остаться на горе и в лучшем случае серьезно обморозиться. В итоге я спустился с отметки 7840 м. В прошлом году на Броуд Пик поехала польская команда, и я не хотел им мешать. Мы с Денисом отправились на Макалу и совершили первое за 29 лет попыток зимнее восхождение. В этом году я снова хотел вернуться на Броуд Пик, но польская команда решила повторить попытку. Две группы - это перебор, так что я выбрал GII, тем более, что никто не пытался взойти на него в это время года. На Гашербрум I также собирается экспедиция в составе немца, канадца, испанца и оператора из Польши. На Нанга Парбате будут поляки. "Свободной" остается К2, которую я запланировал на 2012-й год. Не уверен, что я окажусь там в одиночестве, поэтому окончательное решение будет принято ближе к началу экспедиции.

Симоне Моро на вершине Макалу. Первое зимнее восхождение. Из архива Simone Moro.
PM: Поговорим о тактике зимних восхождений ... тебе удалось разгадать какой-то секрет на Шише и Макалу?
SM: Я вижу и счастлив от того, что мои последние зимние восхождения подогрели интерес к этому времени года в Гималаях. Зима в Гималаях позволяет лучше понять древний и отличный от нынешнего способ хождения в горах. Этот сезон имеет свой собственный вкус, который невозможно поучвствовать в другое время года. На мой взгляд, эти два восхождения являются самыми быстрыми и "легкими" в истории зимних высотных восхождений. Очень маленькие команды борются с горой в течение очень короткого промежутка времени. Чтобы совершать восхождения в таком стиле мало быть просто подготовленным, необходимо быть свободным от общепринятых правил, присущих экспедициям прошлого. Два-три человека работают намного эффктивней, чем 6, 7, 10, 15. Другой секрет - терпение, умение ждать. В среднем современные экспедиции длятся 4-6 недель, даже если участники не ограничены во времени. Но зимняя экспедиция может растянуться на 4 месяца, и к этому нужно быть готовым. Промежутки хорошей погоды коротки и редки. В 2008-м году я стартовал 25-го декабря, а вернулся 17-го марта ... просто напросто зима закончилась. Все это время компанию мне составлял лишь один пакистанец! Я и впредь буду готов к ожиданию, ведь рано или поздно погода наладится ... Этому я научился у альпинистов из бывшего Восточного блока.

PM: Значит ты едешь вместе с Денисом Урубко ... ты изучал опыт Месснера, который удивительно точно выбирал нужных партнеров для своих великих восхождений?
SM: Я понял, что взаимоотношения с партнером (это касается не только альпинизма) определяются не удобством, а каким-то редким ощущением и взаимопониманием. При определенном уровне взаимопонимания обе стороны добиваются успеха. К слову, мне не нравятся слова Месснера о том, что Камерлэндер был ему нужен исключительно в качестве грузового мула. Это оскорбительно и для Ганса, и для Рейнхольда, которые не нуждались в друг друге, чтобы доказать свое мастерство. Они были достаточно умны, чтобы объединить столь разные характеры и способности, и вовсе не случайно оба стали Великими. То же самое могу сказать о связках: Loretan и Troillet, Boardman и Tasker, Kukuczka и Wielicki, братьях Inurrateghi и многих других. Мы с Денисом яркий пример идеально отлаженного партнерства, основанного на взаимодействии мощных индивидуальных качеств и способностей. Среди нас нет ни мула, ни наездника. Не был случайным и наш с Лафалем (Lafaille) новый маршрут на Нанга Парбат. Вместе с Херви Бармассом (Herve Barmasse) мы залезли на Beka Brakai Chhock в 2008-м году - "альпийский" стиль, почти семитысячник, на который не ступала нога человека. Но с Денисом у нас несколько иной уровень взаимопонимания, ведь мы ходим вместе без малого 11 лет. Достаточно послушать нас, чтобы понять, что мы ищем и выбираем вещи, которые подходят обоим. Мы оба ощущаем собственную независимость и знаем как помочь друг другу в случае беды. Это называется доверие, а не удобство!!

PM: Этот вопрос я подглядел в супермаркете: что заставляет альпинистов идти на такой большой риск?
SM: Честного, односложного и рационального ответа не существует. Почему человек не путешествует вдоль шоссе, ведь это удобно и не сулит неожиданностей. Почему люди влюбляются? Все по той же иррациональной причине, порой абсолютно невыгодной, которая предполагает, что человек не может и не должен противиться сильным эмоциям, влечению, удовольствию, желанию открывать и открываться любви, страсти, восторгу или чему-либо еще, например, желанию залезть на высокую ледяную гору. Давайте не будем углубляться в самокопание, чтобы найти ответы на эти вопросы. Не стоит выносит вердикт самим себе. Разве наши матери искали объяснение желанию иметь детей? Мы же не думаем, что они сделали это лишь потому, что им так было удобней. Они делали это чтобы почувствовать жизнь, стать счастливыми и через это осознать себя. Почему я должен тратить драгоценные мгновения своей жизни на то, чтобы объяснить некоторым людям, что мы идем в горы не для того, чтобы там умереть. Мне кажется, альпинистам стоит обособиться о тех, кто действительно желает этого - лжегероев, которые вместо того, чтобы избегать ошибок, сломя голову мчатся навстречу неприятностям, тем самым привлекая к себе внимание. Необходимо принимать во внимание эту разницу. Прежде всего это должны учесть СМИ, для которых подобные экстремалы являются лакомыми кусками.

PM: Ты ведешь дневник? Если да, о чем последняя запись?
SM: Нет, у меня нет дневника. Очевидно, это не самая хорошая идея для человека на счету которого 40 экспедиций и всего лишь 2 книги. Я замечаю, что позабыл многие детали прошедших событий, но бесчисленные фотографии, которые я привожу домой каждый раз, помогают восстановить в памяти факты и ощущения. Последние 10 лет мои базовые лагеря всегда оборудуются компьютером, и регулярные отчеты становятся прекрасным подспорьем для моей несовершенной памяти. В общем, я не склонен много писать. Если в базовом лагере выдается свободная минутка, я предпочитаю тратить ее на обучение.

PM: А семья?
SM: Семья - главная причина по которй я с легкостью спускаюсь вниз без вершины. Конечно, это очевидно, но я не устаю повторять это снова и снова. Я женат, у меня двое детей. Йонасу - младшему - 10 месяцев и он настоящий источник радости и энергии. Мартине одиннадцать - она моя главная отвественность; зачастую она требует больше внимания, чем любая гора; ее непредсказуемость сравнится разве что с ветрами высокогорья. Семья, если она полностью поддерживает и понимает тебя, может стать ключиком к успеху. Это именно мой случай. Моя жена сильная скалолазка и добилась успехов во многих дисициплинах этого спорта. Этот факт здорово мне помогает, поскольку она в высшей степени независима, самодостаточна и прекрасно понимает, что я делаю и как. Она знает, что я слишком люблю жизнь, чтобы добровольно подвергнуть себя опасности или выбрать путь камикадзе. Руководствуйся я лишь одними амбициями - давно бы был мертв. Сорок три экспедиции за 43 года говорят сами за себя. Я понимаю, что нелегко любить и быть вместе с таким человеком как я: если не экспедиция, так лекции, выполнение обязательств перед спонсорами, или пилотирование вертолета и специальные тренировки.

The family: Simone, Barbara Zwerger and Jonas. Фото из архива Simone Moro.

PM: Насколько свободно ты себя ощущаешь как альпинист? Как человек?
SM: Я настолько свободен, что могу себе позволить заниматься различными делами: скайдайвинг, вертолеты. Я самостоятельно строю планы, решаю с кем мне ходить и когда сдаваться. Врут те, кто утверждает, что спонсоры заставляют их идти на неоправданый риск, врать, преувеличивать результаты. Эти люди являют миру свою собственную ограниченность, обсуловленную неспособностью доминировать над претенциозным и безответственным менеджером (к слову, я таких не встречал). Так что я чувствую себя абсолютно свободным, идет ли речь о лазании, писательской деятельности, мыслях, планах или выборе момента для отступления. Это мое удовольствие и богатство, которыми я наслаждаюсь каждый день. Когда я думаю о будущем, новые проекты бурлят в моем мозгу, преумножая радость жизни. Надеюсь, такое отношение к жизни заразно и мне удастся передать его своим детям, подготовив их к независимому и восхитительному будущему, каким бы оно ни было.

(*) прим. переводчика: Не могу понять, что конкретно имеет в виду СМ под arms. Либо руки, либо силы, либо склоны. Отсылаю к первоисточнику. Уж извините!

Опубликовано: 25/11/2010

+ интервью с M.RU: http://www.mountain.ru/people/interview/2003/Moro/ 

2 комментария: