четверг, 11 ноября 2010 г.

Люди разных поколений.

Источник: блог http://pumpfactoryroad.com



Люди разных поколений.




MB: Добро пожаловать на ClimbTalk. Меня зовут Майк Брукс и рядом со мной легендарный скалолаз Стив Мэммен (Steve Mammen), Том Беттертон - владелец Denver Bouldering Club, и, конечно же, Смоуки. Смоуки, что происходит?









S: Добрый вечер, друзья! Добро пожаловать на ClimbTalk.



MB: Полагаю ты сегодня не лазил из-за снега, да? Был в БЗ?



S: Да, зимой БЗ как раз то, что нужно.



MB: А на соревнованиях по боулдерингу в Boulder Rock Club был?



S: Неа. Как там все прошло?



MB: Было здорово, чувак! Шоу удалось: 100 участников, прекрасная публика. Парни из Boulder Rock Club здорово подготовились. Томас, ты - владелец [url=http://denverboulderingclub.com]Denver Bouldering Club[/url]. Что там у вас?



TB: У нас там БЗ в деловом центре Денвера. Мы ставили целью создать зал для тех, кто хочет тренироваться и уделяет скалолазанию много внимания; для людей с сильной мотивацией, желающих узнать свой предел.



MB: Стив, 30 лет назад ты мог себе представить все эти залы и прочее?



SM: 30 лет назад не мог. Я так скажу: все это просто удивительно. Удивительно! Я какое-то время работал с Джефом Лоуэ (Jeff Lowe) - мы делали скалолазные стенды - и считал, что у этого бизнеса есть будущее. В наше время залы были меньше, но доставляли нам много радости. Они позволяли тренироваться более интенсивно.





Стив Мэммен.






MB: Я недавно узнал, что скалолазание может стать Олимпийским видом спорта. Что ты об этом думаешь, Стив?




SM: Что я об этом думаю ... Соревнования и так проводятся, особенно они популярны в Европе, но все это сильно отличается от скалолазания, которое я знал. Когда я начинал, все так или иначе сводилось к альпинизму - одному из самых несоревновательных видов спорта. Это скорее стиль жизни. Однако, изменения на лицо.



S: А как ты относишься к появлению скалолазания в Олимпийской программе?



TB: Это палка о двух концах. С одной стороны, ведущим спортсменам станет легче заявлять о себе, и как следствие зарабатывать. Ведь масса скалолазов высокого уровня живут в машинах и едва сводят концы с концами. Включение же скалолазания в Олимпийскую "семью" привлечет спонсоров, и многие смогут заниматься любимым делом. С другой стороны, на первый план выйдет соревновательный аспект, люди станут меньше лазить на скалах, лазание превратится в источник дохода, а не удовольствия.



MB: А ты проводишь соревнования в своем зале?



TB: Пока нет, но планирую. Мы ж совсем недавно открылись и пока главное для нас - встать на ноги. Соревнования потом.



MB: Расскажи нам о концепции твоего зала? Кажется, она не совсем обычная ...



TB: Да, кое-что мы делаем не так. Во-первых, мы относимся к немногим залам, проповедующим членство. Большинство скалодромов получают доход от разных категорий посетителей: постоянные клиенты, "разовые" билеты, групповые и корпоративные занятия, например, тим-билдинги, дни рождения и прочее. Мы же ориентированы исключительно на членов клуба, и они - наш основной источник дохода.

Во-вторых, наши члены получают "ключ от всех дверей" - шестизначный код с помощью которого они могут беспрепятственно проникать на скалодром в любое время дня и ночи. Это особенно радует посетителей с нестандартным рабочим графиком. У нас есть пара студентов-медиков, которые приходят в 2-3 утра, а также "семейные" люди, которые могут тренироваться с 7 до 9 утра, например. Это дает им полную свободу.

И третье, у нас есть так называемые "субботники", во время которых посетители могут крутить свои собственные трассы или изменять уже имеющиеся. Это здорово облегчает нашу работу и позволяет иметь максимально разнообразные "проблемы". А посетители чувствуют свою причастность к тому, что творится в зале.



S: Фантастика!



TB: Рад, что вам понравилось.



S: И как долго вы уже "держитесь"?



TB: Мы открылись 10-го июня ... так что 8 месяцев.



[...]



MB: А цены?



TB: В этом смысле мы вполне конкурентоспособны. Единственное, что нас отличает - членский взнос в размере 75 долларов, уплатив который, вы получаете право 24-часового доступа на скаладром. И плюс к этому абонемент на 6 или 12 месяцев. В пересчете на помесячную оплату имеем 65 и 55 долларов соответственно. Так что цены как цены, такие же как везде.



MB: Ну, Стив, в ваше-то время все было иначе?



SM: Абсолютно! Я помню гаражи, переделанные в скалодромы, деревянные зацепки. Все это того стоило - мы становились сильнее.



MB: Ты был автором прохождений некоторых знаменитых проблем, например, Never Say Never. Расскажи нам об этом?





Bob Horan on Never Say Never. Ах, какие штанцы!




SM: Люди толпами ходили мимо этой гладкой стены на Milton Boulder ... Она даже вошла в список из 5-10 маршрутов, которые никогда не будут пройдены, опубликованный в Outside Magazine. Кажется, там еще была одна из стен Лхоцзе, которая тоже пройдена. Так вот, я терпеть не могу это "никогда". В то время я как раз восстанавливался после автомобильной аварии, и нужен был стимул, чтобы набрать форму, да и просто начать шевелиться. Жил я неподалеку, так что мог лазить там каждый день. В общем, как-то так в шутку работа и началась. Шутки шутками, но я удивился, когда у меня стали получаться отдельные движения, затем последовательности и пошло-поехало.



MB: А ты "насасывал" ее снизу вверх или как-то исхитрялся делать это по частям?



SM: Знаешь, верх я насасывал с мусорного бака, который там оказался очень кстати.



MB: Да, он там был.



SM: Был, конечно. В общем, мы задействовали этот бак в работе над верхней частью. После того как движения стали получаться, начал пробовать целиком.



MB: А я слышал, что недавно Дэйв Грэм пролез эту проблему и сказал, что она сложнее чем V10 - где-то V11/12. Так, Смоуки?



S: V11.



MB: Пусть будет V11. Не бог весть какая категория по нынешним временам. Мне кажется Never Say Never немного сложнее. Что скажешь, Томас?



TB: Это интересно, ведь ты изначально оценил ее как V9, так?



SM: Нет, я вообще ее не оценивал. Это был кто-то другой.



MB: Почему, Стив?



SM: Предположу, что на момент прохождения у меня была своя собственная система категорирования, основанная на сравнении с уже пройденными проблемами. Так что я мог оценить ее лишь как "сложнейшая проблема, которую я когда-либо пролезал". И все. Never Say Never была абсолютно не в моем стиле. Да и в принципе я не слишком-то много внимания уделял категориям.







MB: В 70-х ты сделал первопроходы таких маршрутов как Perilous Journey и Krystal Klyr. Давай перенесемся в то время: как оно было, о чем вы вообще думали?







SM: Тогда все было проще, а лазающего народа - намного меньше. Что касается этих маршрутов и лазания с Дэйвом (Dave Beashears) ... он был бодрым парнем, а маршруты были страшными. Отвратительная страховка вкупе с хреновым снаряжением гарантировали нам приключения.





Не уверен, но кажется это Dave Beashears.



MB: Значит лазание с Дэйвом - это приключение. Вы парни стояли во главе движения за "чистое" прохождение старых ИТО-маршрутов. Это правда?



SM: Было дело. Знаете, какое-то время у нас в Эльдорадо это было престижней прохождения новых маршрутов, которых было предостаточно.



MB: Это точно.



SM: А вот ИТО-шные маршруты, пройденные чисто, можно было пересчитать по пальцам, и все буквально помешались на этом. Достаточно было открыть гайд-бук, найти маршрут Пэта Эмента и готово - достойный проект гарантирован. И лишь когда почти ничего не осталось (был пройден даже Jules Verne), все снова переключились на новые линии.



MB: Jules Verne - 6 или 7 веревок ИТО - долгие годы считался настоящим шедевром.





Steve Wunsch на Jules Verne.



SM: Совершенно точно. Я не знаю какую ИТО сложность он имел, может быть А4, но там был совершенно гладкий участок без намека на страховку. Наверняка они пролезли его на скай-хуках. Так что может и А5. Steve Wunsch отдал этому маршруту много сил, методично его обрабатывал, без срывов. И все ждали когда же он наконец пролезет его, ведь ему не хватало всего ничего. Дейв тоже хотел попробовать этого Жюля Верна и спросил Стива не против ли он. Стив конечно же был против. Дейв психанул, развернулся и сказал: "Идем на Mickey Mouse и пролезем что-нибудь новенькое".



MB: Наверняка он хотел пролезть что-то выдающееся.



SM: Точно. Я думаю в тот день завершился сезон охоты на ИТО-маршруты.



MB: Итак, с Жюлем Верном - последним серьезным ИТО-маршрутом в Эльдорадо - было покончено. После этого ты ударился в боулдеринг, позабыв про трад, так?



SM: Именно так. Боулдеринг всегда был моей страстью, я любил лазить по камням и не считал это занятие лишь подготовкой к маршрутам. Боулдеринг был для меня прекрасным и абсолютно самостоятельным видом скалолазания. Дейв же был фанатом щелевого лазания, любил это дело до безумия, в отличие от меня. И когда он забывал позвать меня с собой, я не расстраивался. Не мое это.



MB: Потому что ты не был звездой.



SM: Совершенно точно, не был.



MB: Вернемся в 70-е. Мы кажется уже обсуждали это, но повторимся: скалолазу из Boulder или Front Range не обязательно было лазить сложные щели, верно?



SM: В принципе, все совершали паломничества в Долину, но я предпочитал песчаник. Помню как пошел с Дэйвом лазить щель 5.12: он лез первым, клал эти дурацкие закладки. Я сделал пару движений, попробовал вытащить одну и сказал себе: с меня хватит. Пальцы жалко. Кстати, в те времена использование пластыря порицалось. Есть пластырь - нет прохождения.



MB: Как тебе, Смоуки?



S: Да что плохого в пластыре?!



MB: Да ты что! Позиция! Этические нормы в скалолазании эволюционируют у нас на глазах. Что скажешь, Томас?



TB: Скажу что скалолазание очень многогранно: на одном краю - боулдеринг, на другом - альпинизм. Штука в том, что лазание удовлетворит любого, каждый найдет свою нишу и возьмет именно то, чего требует душа. И конечно, лазание здорово меняется, особенно объекты для восхищения. Сейчас в моде сложные боулдеринговые проблемы и трудность. Раньше люди ценили риск и опасность. И происходит постоянное движение между этими полюсами. Так что любой может выразить себя через лазание.




MB: А что тебе по нраву, Смоуки?



S: Да я как-то не задумывался. Все хорошо, что лезется.



MB: Прекрасный ответ. Итак, Томас, у вас на скалодроме работают хорошие тренеры. Давай вкратце о них.



TB: Да, у нас тренирует Дэйв Уол (Dave Wahl) по программе [url=http://www.athletikspesifik.com]Athlet’k Spe sif:k[/url].



MB: Расшифруй ...



TB: Да это просто название его компании. Дейв - он как персональный тренер по фитнесу, только его задача сделать вас сильнее не в целом, а сделать из вас сильного скалолаза. У Денвер Нагетс, например, тоже есть тренер, который делает из игроков более сильных баскетболистов. У Дэйва есть два типа тренировок.

Первый - ОФП: это базовые упражнения, кардио-нагрузки и растяжка. Такие занятия улучшают самочувствие, повышают выносливость и общую работоспособность. После идут специфические упражнения, отработка движений. Занятия проходят на "кампусе" и "системах" с регулируемым углом наклона и заключаются в отработке движений и технических приемов. А еще он использует систему Dartfish, позволяющую накладывать видео изображения. Например, сегодня вы легко сделали движение на кампусе и готовы повышать уровень сложности, но на следующей тренировке вы не можете сделать то же самое движение. Тогда Дэйв берет записи, совмещает их и ошибки видны как на ладони: корпус развернут не так, ноги стоят не так и т.д. Также он использует записи тех, кто лезет V13/V14 и также совмещает их с вашими, на тех же проблемах. И сразу ясно как оптимальней выполнить то или иное движение. Ведь дело не только в силе. Есть масса нюансов, о которых знают опытные скалолазы и которые лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. А так все очень наглядно и эффективно.



MB: Смоуки, о чем бы нам еще поговорить с гостями?



S: Я слышал, что Стив - изумительный столяр. Пусть расскажет об этом. Я видел некоторые его изделия, но сам процесс для меня остается загадкой.



SM: Нет никакой загадки, просто нужно много работать. Я начал еще в средней школе и благодаря этому мог лазить в свое удовольствие. Заказов много, пару месяцев работаешь - полгода лазишь. Поначалу мне не очень нравилось, но такая занятость прекрасно сочеталась с моим образом жизни и со временем я втянулся, стал заниматься внутренней отделкой. Спустя еще какое-то время перешел к производству мебели - сбылась мечта - и даже открыл собственный магазин. Так и живу между лазанием и мебелью.



MB: Мебельный магазин? И как же люди узнают о нем? Есть сайт?



SM: Нет.



S: Ему некогда.



M: Да, у меня много других забот. Надеюсь на людскую молву.



MB: Ясно. А таперь расскажите нам что-нибудь интересное и драматическое, какую-нибудь историю. Начнем с тебя, Стив.



SM: Помню Пэт Эмент подкинул нам идею путешествия на товарных поездах.



MB: Вы были детьми или уже ходили в колледж?



SM: В колледж ходили. Мы уточнили у Пэта детали путешествия, взяли старые веревки, какие-то мешки, оделись в старье и пошли в денверское железнодорожное депо. Да, всю снарягу мы отправили с друзьями традиционным спосбом. За 5 дней мы добрались до Долины. Это было здорово, встретили много интересных личностей.



MB: Так вы прям до Долины так доехали?



SM: Нет, только до Мерседа, а оттуда пришлось стопить. Как же я был рад увидеть наше снаряжение и скинуть лохмотья.



[...]



MB: Итак, Томас, вернемся к твоему залу: какие планы на будущее?



TB: Да много чего нужно сделать: добавить новых зацепок, усилить пол, сделать зал комфортней в целом.



MB: Душевые и прочее?



TB: Да, шкафчики, душ. Нашей первоочередной задачей было просто открыться, посмотреть на реакцию сообщества. Все улучшения было решено перенести на потом, когда стало бы ясно, что клиенты будут. Теперь-то мы видим, что пришлись к месту и будем становиться лучше.



MB: То есть вы не были уверены, что людям понравится ваш зал?



TB: Нет, если честно. Друзья убеждали меня, что это классная идея, и что они будут рады новому залу, но я был поражен огромным количеством незнакомых людей, пришедших к нам и ставших членами клуба. На момент открытия у нас было всего-ничего зацепок (пара сотен), но люди, некоторые буквально со слезами на глазах, благодарили меня и говорили, что это изменит их жизнь. Правда почти у всех посетителей была одна претензия, которую я выслушивал не без удовольствия: "Почему я не открыл зал на пару лет раньше?" Для меня очень много значила такая реакция и я понял, что им по-настоящему это нужно.



SM: Мы ранее говорили о тренировках, и мне кое-что пришло на ум. Когда я начинал, мы как-то не задумывались об ОФП, старались лазить как можно больше сложных боулдерингов. За много лет накапливались травмы, которых можно было б избежать при более грамотном развитии. Мне кажется, сегодняшнее поколение, которое сфокусировано не только на жестких боулдерингах, но и на иных аспектах тренировочного процесса, сможет лазить куда дольше нежели мы, и без серьезных проблем.



MB: Занятия ОФП делают вас сильнее.



TB: Да, вы просто становитесь сильным. Например, бег с рюкзаком набитым камнями в некотором смысле часть скалолазной тренировки. Хотя все куда как сложнее. Существует масса упражнений на развитие мышц, на первый взгляд не имеющих никакого отношения к лазанию, но позволяющих вам развиваться гармонично в физическом плане. Такой баланс позволит избежать травм локтей, плечевых суставов и прочих. Сильное тело позволит разгрузить пальцы.



S: Чудесная идея. Многостороннее развитие, например, сноубординг, бег, хайкинг ... и все идет на пользу...



MB: Здорово сформулировал.



TB: Именно так. Скалолалазание - очень специфический вид спорта, ведь мы только и делаем, что подтягиваемся. Это приводит к чрезмерному развитие отдельных мышц и к травмам.




SM: Можно привести детей на скалодром, предоставить их самим себе и наблюдать как они получают травмы.



TB: Да, именно поэтому я восхищаюсь подходом Дейва. Он делает упор на силу, необходимую для лазания. Кампус, подтягивания и ...



MB: Ты сейчас говоришь о Дейве Грэме?



TB: Об Уоле.



MB: А, Дейв Уол, Athlet’k Spe sif:k.



TB: Так вот, он делает упор и на технику, постановку ног, но при этом не забывает и об ОФП.



MB: Стив, у тебя же есть дети. Ты уже познакомил их со скалолазанием?



SM: Моя дочь, Кэйтлин, любит лазить и я всячески поощряю ее, но ее истинной страстью остается бег.



MB: Тебе есть что добавить, Смоуки?



S: Пора зканчивать.




Послесловие...



S: Сложно было начать?



TB: Пришлось заложить дом.



S: Шутишь?



TB: Это было ужасно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий