среда, 24 ноября 2010 г.

Мир глазами Пэйн (Angie Payne).

Источник: Urban Climber Magazine



Автор: Andrew Tower
Фото: John Dickey


После травмы и последующего восьмимесячного лечения боулдерингистка из Цинцинати стала первой женщиной, пролезшей "твердую" V13(8B). Эта новость взбудоражила скалолазное сообщество.
©John Dickey

Я отчетливо помню боулдеринговый зал в Цинцинати, куда начала ходить едва мне исполнилось 16 лет. Это был мой выбор. Только мой. Сказать, что я была плоха в боулдеринге, значит не сказать ничего. Я была просто никакая, но очень хотелось лазить именно так - без страхующего. Помню каждый угол того маленького и пыльного БЗ, зацепки, некоторые "проблемы"... Одна так и стоит перед глазами: миллион срывов, отбитая задница, забитые предплечья ... но я любила ее. Точно знаю, это была любовь. Я думала: "Здорово, это именно то, чем я хочу заниматься. Это часть меня."



Невозможно объяснить людям, чье детство прошло в других местах, что значит расти на Среднем Западе. Это классное место, и я люблю его! Впрочем в Боулдере (Boulder) мне тоже нравится.

Тот факт, что за последние 20 минут я получила от отца 6 видеосообщений, свидетельствует о нашей близости. Мои родители - лучшие люди в мире. Подростком я не испытывала с ними проблем, типичных для этого возраста; мне нравилось быть рядом с ними; я не молила бога о том, чтобы они куда-нибудь свалили. Наоборот, радовалась каждой минуте, проведенной вместе. Они веселые. Даже мои друзья не переживали по поводу их присутствия. Я люблю родителей. Несмотря на то, что теперь я живу далеко, кажется мы стали еще ближе. Не могу описать насколько они важны для меня.

После окончания школы я переехала в Боулдер, поближе к университету Колорадо - это официальный повод. Неофициальный - наличие классных скал и скалодромов. Последнее имело значение, поскольку я была (и где-то глубко внутри остаюсь) скалодромной крысой.


Энджи на The Automator (V13), Rocky Mountain National Park, Colorado.
©John Dickey

Переезд дался мне тяжело. Я и не помышляла о том, чтобы покинуть дом и забраться в такую даль, но чего не сделаешь ради лазания. Очутившись в Боулдере, я сильно заскучала по дому, но не сидела в комнате, проливая слезы, а все свободное время проводила в зале. Друзей у меня не было, так - кое-какие знакомые. Меня почти всегда можно было застать в БЗ The Spot, даже пятничным вечером.

Моей лучшей подругой стала соседка по комнате - Мэри. Она не лазила. Поскольку мы обе не пили, вечеринки обходили нас стороной. Я впервые попробовала спиртное в 22 года, и это сильно сказалось на моем образе жизни в колледже. Однако я уверена, эта моя особенность благотворно сказалась на лазании. Занятия не отнимали у меня много времени, постоянной работы не было, так что я могла лазить столько, сколько хотела. Можно было, конечно, поискать другие развлечения, но меня они не сильно привлекали; я предпочитала лазание.

В 2003-м - год переезда в Боулдер - ABS (American Bouldering Series) состояла из трех этапов, и я выиграла все. Вдобавок к этому я выиграла соревнования серии PCA (Professional Climbers Association). Редкое совпадение. Это случилось 8 ноября, как раз на мамин день рождения. Я выиграла, и мы отправились на "афтепати". Друзей у меня не было, но в баре каждый норовил поздравить меня с днем рождения, который тоже был не за горами. В пол-одинацтого мы пошли домой, купили по пути морковный пирог и съели его в моей комнате.

Среди скалолазов ходят легенды о тусовке в Боулдере. Считается, что она просто ужасна. Когда мы куда-то выбирались, то говорили людям, что из Огайо, иначе, можно было нарваться на фразу: "О, да вы из Боулдера!" А по мне так Боулдер ничем не хуже других мест. Да, здесь много скалолазов, но ты сам выбираешь с кем и как тебе общаться. Нет никакой необходимости участвовать в скандалах и ссорах. А плюсы этого городка очевидны: отличное лазание, множество целеустремленных скалолазов и, если угодно, хорошая погода. В общем, местная публика вовсе не так ужасна и отвратительна, как о ней говорят.


©John Dickey

Травму лодыжки я получила на обычной тренировке: кто-то показал трассу с прыжком на "топ". Я начала движение, но на полпути что-то разладилось, и я упала мимо мата. Помню, как лежала на полу с задраной на стул ногой и смеялась. Потом вдруг заплакала, снова засмеялась и так много раз подряд. Как раз незадолго до этого инцидента я подумала, что ни разу серьезно не травмировалась. И вот это случилось. Сейчас я понимаю, что это падение круто изменило мою жизнь. Кажется, уже тогда я это понимала. Я думала: "Видимо, у меня появится время на учебу, поскольку лазить я смогу не скоро."

Упала я очень неудачно. Были порваны три связки, и мне приходилось носить специальный ботинок, зато ничего не было сломано. Я прошла курс реабилитации, который не принес облегчения. Поскольку процесс выздоровления застопорился, я сделала МРТ: подозрение на разрыв мягких тканей, проблемы с хрящевой тканью и суставом. В общем, все выглядело очень печально. Я выздоровела лишь спустя 8 месяцев, но стала другой. Незадолго до травмы начался новый семестр, и параллельно я работала над European Human Being (V12, Rocky Mountain National Park). Я разрывалась между химией и "проектом". Выяснилось, что второе для меня важнее. В конце концов, я залезла European Human Being и решила, что настало время подтянуть химию, засев за учебники. Я мечтала стать ветеринаром; какое-то время даже помогала в клинике для животных. Потом уехала в Европу: путешествовала, лазила. После возвращения любая активность отличная от лазания давалась мне с трудом. Все как-то изменилось, но я по-прежнему пыталась сосредоточиться на учёбе и не расставалсь с мыслью о работе ветеринаром. К моменту травмы я чувствовала себя очень сильной и хотела участвовать в соревнованиях серии ABS. Мне казалось, что я очень неплохо подготовилась. И вдруг на этих планах пришлось поставить крест. Я начала сходить с ума; не знала как выпустить пар.


Энджи на неизвестной "проблеме" в малоизведанном районе штата Юта.
©John Dickey

Сколько себя помню, я с ума сходила по животным, липла к ним. Немного странно звучит, но это объясняет мою тягу к ветеринарии. В детстве я переживала за всех мультяшных зверушек и сильно расстраивалась, если кто-то из них попадал в беду. Даже если это был не главный герой, а просто собака, промелькнувшая в кадре, я беспокоилась о ней. Любовь к животным мне привили родители. Мама постоянно приносила в дом брошенных животных, а однажды, катаясь на лодке, мы нашли черепашек. Одну взяли домой, у нее не было ноги. Так и жила у нас в аквариуме. Мои родители - медики: папа - доктор, мама - медсестра. Видимо, у меня генетическая предрасположенность к медицине.

Помню, я говорила себе: "Вот пролезу V12 и успокоюсь, стану больше внимания уделять учёбе." Что ж, V12 я пролезла, можно было начинать учиться. Лазание всегда было частью моей жизни, но в тот момент я поняла, какую именно часть оно занимает. И я была счастлива. Вынужденный перерыв помог мне понять, что я хочу лазить и плевать мне на школу. Лазание - моя любовь. Я люблю преодолевать трудности, люблю лезть все более сложные "проблемы". И, кажется, настало время применить свою силу. Но в то же время я хотела чего-то еще. Карьера ... Я понимала, что если стану профессиональным скалолазом (24*7), потеряю мотивацию. На сегодняшний день мой единственный источник доходов связанный с лазанием - это призовые. Боюсь даже представить, что всю жизнь буду вынуждена зарабатывать скалолазанием; не смогу получать удовольствие в этом случае. Чтобы долгое время оставаться мотивированой на лазание, мне необходимо что-то на другой чаше весов. По-другому не получается.

Я абсолютно не скучаю по соревнованиям. Мне нравится соревноваться, но от случая к случаю; соревнований не должно быть много, иначе можно не выдержать нагрузку. Победишь раз, будешь хотеть побеждать на каждых соревнованиях. 100%! Если я выигрывала - это была норма; если проигрывала - расстраивалась. Таким образом, я дошла до того, что постоянное напряжение вытеснило все остальные чувства. Передышка пошла мне на пользу, и я больше не хочу лишать себя удовольствия.


©John Dickey

Когда я работала над "проблемой" No More Greener Grasses (V12, Mount Evans), Флэнери Шэй-Немиров (Flannery Shay-Nemirow) сказала: "Слушай, Энджи, не хочешь попробовать Automator?" Я отказалась, сославшись на необходимость разделаться с No More Greener Grasses. Когда я наконец-то пролезла ее, Флэн снова предложила Automator. Оказалось, она сделала все движения. Я сразу почувствовала себя неуютно: "Может мне не лезть, дать Флэн шанс первой пролезть эту проблему?" Если бы Флэн сказала, что хочет этого, я бы отступила. Меньше всего мне хотелось ссориться из-за боулдеринга. Мы поговорили, и она в очередной раз предложила мне попробовать. Женщинам не хватает здорового соперничества. Нужно собираться всем вместе и лазить один проект. Кто пролезет первый, тот пролезет. Это же здорово! В прошлом я очень ревностно относилась к своим проектам, как будто они принадлежали мне одной. В этом нет ничего хорошего. Это преграда на пути развития скалолазания.

У парней все наоборот: постоянно лазают вместе, не церемонясь по поводу того, кто начал первым. Девчонки же моего уровня никогда не собираются вместе, чтобы полазить. Мне кажется, мы, да и спорт в целом, будем развиваться быстрее, если возьмем на вооружение эту тактику.

Именно поэтому предложение Флэн мне было особенно приятно. И вообще она заслуживает особой благодарности за то, что решилась начать работу над The Automator. Именно ее смелость сделала возможным прохождение этой проблемы женщиной. Мы здорово подружились пока работали над проектом, подбадривали друг друга, и это одно из моих лучших воспоминаний. Я уверена, в будущем она продолжит продвигать вперед женское скалолазание.


©John Dickey

На The Automator мне понадобилось 7 дней. В первый я не могла сделать последнее движение - не могла и все. Я знала, что это ключевое движение, но это не приносило облегечения. Я делала нижние движения и видела на примере других людей, что последнее движение - это большое дело. Во второй день я с ним разобралась и начала пробовать The Automator целиком. Игра началась.

Лазила я по вечерам, после занятий. Устанавливала лампы, фонари и лазила в полумарке, зато было прохладней. За день мне удавалось сделать пару удачных попыток, и я хорошо помню каждую из них. У меня был один крэшпэд, и падать мимо не хотелось, так что я очень внимательно выбирала для него место. Лезу целиком, но срываюсь. Хорошо, что на мат. Встаю. Кричу. Я в бешенстве. Еще одна попытка потрачена впустую. Непозволительная роскошь.

Новый день. Пролезла ключ, но на следующем движении ушла нога. Я снова в ярости. Нужно быть чуточку внимательней и все получится. Но я все равно кричу, злюсь на себя. Я подумала тогда: "Вот оно! Решающая попытка на сегодня." В этот момент "проблема" вырастает до невероятных размеров. Знаешь, что можешь ее пролезть. Ощущение такое, что ты уже это сделала. Увы, это только ощущение. Я отдохнула и сделал еще одну попытку.

Надеюсь, я подала женщинам хороший пример, хотя всё и так к этому шло. Женщины становятся сильнее. Новость о моем прохождении не стала неожиданостью, поскольку все знали, что это возможно, но появился реальный пример, и теперь счет пойдет на десятки. Главное сказать себе: "О, эта V13 мне по силам." Выбирайте проблему, которая вам подходит, и работайте. Мне, возможно, повезло, но я горжусь тем, что являюсь первой женщиной в США, которой удалось пролезть V13. Остальные не заставят себя долго ждать, это лишь вопрос времени. Совсем скоро мы будем гадать, кто же пролезет первую V14? Парни это сделали, сделаем и мы.

Почему женщины не делают первопрохождений? Можно радоваться высоким категориям или первым "женским" прохождениям, но по-настоящему важны первопрохождения. Мы должны делать их так же часто, как мужчины. Не знаю, почему так происходит: то ли из-за того, что женщин в скалолазании меньше, то ли у мужчин есть какая-то предрасположенность к открытиям, тяга к чему-то новому. Ведь 99.9% "проблем" и маршрутов сделаны ими. С этим нужно что-то делать. Я бы не прочь делать первопрохождения, но это требует много времени. Найти камень, почистить ... Те кто этим занимаются вызывают у меня восхищение ... и я тоже хочу! Женщины должны делать первопрохождения категории V12 и V13, а не только первые "женские" первопрохождения. Это принесет скалолазанию огромную пользу.


Энджи на Carnivore (V8, Priest Draw, Arizona).
©John Dickey

Переехав в Боулдер, я скучала по дому и сходила с ума по лазанию. Видимо, одно наложилось на другое, и незаметно для самой себя я начала терять в весе. Я знала, что это может плохо кончиться, но не знала насколько это опасно. Большинство из тех кто отмечал мою худобу понятия не имели какой я была раньше. Им было невдомек сколько килограмм я сбросила. Очень быстро проблема переместилась в психологическую плоскость, и худоба уже выглядела нездоровой. Помню как на первом курсе я смотрела на себя в зеркало и говорила: "Ты обязана что-то предпринять, иначе просто убьешь себя. Ты сама разрушаешь свое тело."

Я знаю, многие скалолазки прошли через нечто подобное. Очень сложно не попасть в эту ловушку. Кому-то довольно легко удается справиться с проблемой веса, но каждый в определенный момент понимает, что в скалолазании вес играет большую роль. Я все понимала, но это оущущение легкости, когда кажется, что можешь подтянуться на самых-самых мизерах ... Вместе с тем я чувствовала себя истощенной, и это не могло продолжаться долго. Сбрасываешь 10 фунтов, чувствуешь себя паршиво на протяжении нескольких недель и ничего не можешь с этим поделать.

Я стала следить за собой, установила ограничения. Это помогает мне держаться. Я стараюсь лазить так, чтобы не вредить здоровью, и это дает мне ощущение мудрости: надо же, усвоила кое-какие уроки. Я чувствую себя намного лучше и могу добиться высоких результатов.

Средний Запад - весьма консервативен. Даже не знаю, хорошо это или плохо. Я не наивная девочка и знаю, что секс - это товар. Так уж устроен этот мир. Но мне не нравится, когда сексуальность отодвигает на второй план возможности человека. Допустим, парень пролезает V15 - никто не обсуждает его телосложение. Еще ни один парень не стал знаменитым, сняв майку. Рекламируя себя они не делают акцент на тело. Известность приходит лишь к тем, кто пролезает что-то по-настоящему сложное. Так же следует относиться и к женщинам. Хочется верить, что скалолазное сообщество обращает внимание не только на полуобнаженных женщин. Будет здорово, если умения человека, его индивидуальность будут иметь большу ценность нежели внешность.

Я ни в коем случае не считаю, что нам следует забыть о женственности. Наоборот, мы должны гордиться своей красотой. Но грустно видеть, что внешность порой единственное, что привлекает внимание.

Совсем недавно я говорила кому-то, что на протяжении всей своей жизни периодически испытываю чувство вины, причина которой - гордость. В моей жизни много конфликтов, но я научилась их разрешать. Я хочу быть ветеринаром и знаю, что на это потребуется много времени. Я также хочу лазить очень сложные маршруты, и рано или поздно эти желания пересекутся. Я готова, потому что если я не буду стремиться достичь двух целей, я не смогу быть скалолазкой.

Я люблю расстраиваться. Боулдеринг полон разочаровний, изредка перемежающихся чувством удовлетворения. Порой успех зависит от одного единственного движения, но срываешься на нем столько раз, что со счета сбиваешься. Радость от прохождения очень скоротечна, а после - очередная "проблема", очередное разочарование.

8 комментариев:

  1. спасибо, интересно почитать!

    ОтветитьУдалить
  2. Александр, примите респект за регулярные переводы по скалолазной теме.
    Как насчет перевода "9 out of 10 climbers..." ??

    ОтветитьУдалить
  3. Вот онон феминизированое сознание, зачем такие проблемы? райдуся жизни и все! Но нет...

    ОтветитьУдалить
  4. Действительно интересно! Она - молодец!

    ОтветитьУдалить
  5. Реальная крутизна, просто жуть.

    ОтветитьУдалить
  6. "9 out of 10 ..." сначала надо почитать, потом договориться с Маклеодом и желательно добыть электронную версию.

    ОтветитьУдалить
  7. Александр, не в обиду, но перевод весьма неточен:

    "Невозможно объяснить людям, чье детство прошло в других местах, насколько тяжело расти на Среднем Западе. Это ужасное место, но все таки я люблю его. А в Боулдере (Boulder) мне нравится."

    Источник:
    "Growing up in the midwest is something hard to describe to someone who didn’t grow up there. The Midwest is an awesome place to grow up, and it’s a great place to visit now that I live in Boulder. I’m a Midwesterner at heart."

    В англ. версии ни слова про то, что на Среднем Западе тяжело расти. А awesome - это не ужасный, а совсем даже наоборот - классный, клевый и т.п.

    Дальше читал на английском...

    ОтветитьУдалить
  8. Охох, совершенно верно! Память подвела. Перепутал с awful. Спасибо за замечание, исправлю. Жаль, что у читателей сложилось превратное впечатление о Среднем Западе.

    А читать, конечно, лучше на английском.

    ОтветитьУдалить