четверг, 11 ноября 2010 г.

Интервью с Джонни Дозом (Johnny Dawes)

Источник: UKClimbing
Видео: YouTube


Интервью с Джонни Дозом (Johnny Dawes). Избранное.
Автор: Matt Samet

Скалолаз, писатель , творец, учитель, мыслитель.
Невероятно умный нонконформист и неудержимый английский скалолаз - Джонни Доз (43 года) - способен чувствовать пульс скал, скрытый от большинства из нас. Результатом его фантастического блицкрига 86-го года стала "эталонная" Е8 (Gaia, E8 6c, Black Rocks) и первая в мире Е9 (Indian Face, E9 6c, 150 футов убийственно-техничного лазания категории 5.12c, Clogwyn D'ur Arddu). Джонни Доз, совершавший набеги на скалолазные стандарты вплоть до конца 90-х, лазает (и вполне неплохо) и по сей день, хотя больше времени он уделяет собственным "мастер классам" - источникам уникального Знания. Также стоит упомянуть, что Джонни входит в братство Stone Monkeys. [...]



Расскажи подробнее о своей методике, о "мастер классах" ...
Первым делом я смотрю как человек лезет, пытаюсь понять, что он из себя представляет и соответствует ли моим ожиданиям. Если сразу "бросить их в воду", есть шанс упустить нечто важное. Есть люди предрасположенные к обучению. Есть те, к кому испытываешь необъяснимую симпатию.
[...]

Сколько времени уходит на первоначальную оценку?
Не много. Поза, в которой человек сидит, его походка или манера стоять - кладезь информации. А туфли? Если у человека чистая обувь, можно быть уверенным, что он заботится о себе и будет бережно относиться к скалам. Чистая обувь на маршруте одинаково выгодна и вам, и скалам. Если ставя ногу на зацепку, вы думаете о том, как бы ее не отломать, будьте уверены, что и держать она вас будет куда надежнее. Вот такие вот "мелочи".

А теперь пару слов о своей жизни на скалах ...
Это долгая жизнь, 29 лет. Из-за того, что я не мог сразу долезть до нужных зацепок, мне приходилось учиться висеть на всякой фигне. Вместе с этим я думал, как эффективней всего использовать нижние зацепки, чтобы добраться до верхних. Приходилось быть быстрым. Скорость помогает вырабатывать нужные рефлексы, и со временем начинаешь двигаться интуитивно.
И еще, во время отработки движения я всегда говорил себе: "Я не могу использовать эту зацепку. Как бы сделать так, чтобы начать ее использовать?" Другими словами, на некотором этапе присутствовала аналитико-рефлексивная составляющая, которая со временем исчезала. Со временем я перестал задумываться над движениями. Таким образом, имели место теория и практика. Это по-настоящему действенное сочетание.
Вы же не управляете работой собственной печени, и то же самое с телом. Мы шаг за шагом познаем собственное тело - изначально неизвестный нам инструмент. Со временем механизм взаимодействия мозга и тела становится явным, и вы начинаете двигаться очень быстро. Попробуйте мысленно проделать движение, которое вам предстоит сделать на маршруте. Да, звучит, возможно, странновато ... да, так и есть, но когда вы делает это, организм мобилизуется, вы чувствуете прилив сил, уверенность, и вы ждете, ждете ... и делаете движение. Если в мыслях вы будете на шаг впереди, то в реальности вы будете очень быстрым!
[...]
Иногда даже самое неудобное и странное положение тела может дать вам удивительное ощущение надежности и равновесия. Тут важно успеть поймать момент, так как это ощущение быстро уходит. И если вы со своим телом на "ты", то сможете делать движения недоступные большинству «узколобых» скалолазов. Это особенно хорошо понимают болдерингисты, потому что они порхают со слопера на слопер и не думают, есть ли что-нибудь в промежутке между ними. Движение за движением ...

Ты много лазишь в одиночестве?
Да, много. Люблю незнакомые районы, новые маршруты, люблю лазить много. Иногда хочется чего-нибудь сложного, и если что-то придется по душе - попробую. Но я уже не так легок и вряд ли когда-нибудь это ощущение вернется ... Должен измениться образ жизни, чтобы я снова мог лазить сложные маршруты. Поживем-увидим.
С возрастом относительная важность таких понятий как сила и форма уменьшается, и на первый план выходят удовлетворение и ответственность. Начинаешь понимать какие вещи жизненно необходимы и полезны, и я стремлюсь рассказать своим ученикам как скалолазание повлияло на меня, помогло понять, кто я есть.

Где ты сейчас живешь?
В Лондоне, в районе Хокстон. Я люблю кататься на роликах и на велосипеде. Пишу книгу о скалолазание и о себе.

Часто выбираешься на скалы?
Бывает, выезжаю на песчаники в Кент. Люблю просто бродить там, смотреть на новые маршруты, представлять будто лезу их.
Но я, в самом деле, тяжеловат для серьезных проектов. Жизнь заставила меня заново расставить приоритеты. К тому же творчество негативно сказывается на способности лезть тяжелые маршруты: никогда не знаешь, в какой момент нахлынет желание взять ручку и лист бумаги. Здесь в Лондоне я преподаю, так что вырваться на скалы не просто. Многие с кем я любил лазить, или чувствовал себя удивительно комфортно, нынче заняты другими делами. Я потяжелел, зацепки на моих проектах стали хуже, хотя раньше я делал все движения в отдельности. Было это лет 10 назад. Это очень сложные проекты, даже если просто смотреть на них как на куски камня, но я знаю, как их лезть, у меня достаточно знаний для этого.
[...]

Существует ли универсальный скалолазный язык?
Сила и мощь приходят с пониманием того, что нужно сделать, и только так. Если отключить все мышцы, оставив только необходимые для конкретного движения, сил прибавится. И вместо того, чтобы каждый день в течение пяти лет становиться сильнее, вам будет достаточно полутора часов ... если, конечно, вы научитесь использовать только нужные мышцы.
Благодаря мышцам мы не уподобляемся мешкам с картошкой или пьяницам, не держащимся на ногах. Но любой из нас может за полсекунды принять позу Мыслителя Родена, при условии, что знает, как выглядит этот Мыслитель. Смысл в этом. И если вы будете точно знать какие мышцы включить сейчас, а какие во время следующего движения, вы станете хорошим скалолазом. Хотите верьте, хотите нет.

Расскажи о сложных хедпоинтах 80-х?
Получалось так, что я часто оказывался на скалах в одиночестве, потому что мало кто мог уделять скалам столько же времени. Меня не смущал даже дождь. Я любил скалы. Там я получал удовольствие от жизни. Можно сказать, что я пролез все более-менее стоящее в Пик Дистрикте за исключением тех мест, к которым не подберешься.
Маршруты, которые просматривались с земли, я лез онсайтом. Все эти 7б+/7с. Погода не имела значения - я привык ко всякой, ведь я лазил как заведенный. Хотя, признаться, частенько было и мокровато, и холодновато. Так и жил. Это была хорошая школа. Я никогда не становился перед выбором пойти на скалодром, или поехать на скалы.
Скалодром прекрасно подходит для экспериментов, но всё это далеко от реальности. Добиться успеха я смог благодаря совокупности многих факторов. В 84-85-х годах хедпоинты воплощали суть скалолазания. В любом районе было несколько нечищеных камней, которые притягивали взгляд, и после предварительной очистки становилось очевидным, что там нет ни зацепок, ни рельефа для страховки. Это сводило с ума. Сложно подобрать аналог из сегодняшнего скалолазания ... допустим, кто-то пролезет онсайтом одну из арок над стеной Muir Wall. […]

Откуда вообще взялся этот термин?
Терпеть не могу это выражение, но должен признать, что являюсь его автором. Я чаще использовал словосочетание Eye for a Line. Идешь вдоль скалы, и глаз схватывает какие-то отдельные детали, детали складываются в последовательность, и остановиться уже не возможно - все мысли о том, как удержаться в этом месте, как в другом. Скалолазание по сути - последовательность положений тела и переходов из одного состояния в другое. Эти метаморфозы интересны мне и по сей день.

Ну и, наконец, перейдем к твоему шедевру Indian Face…
Я был там от силы минут 50. Сначала я наблюдал за попыткой Джерри Моффата на Master’s Wall - удивительно точное название - только Мастер сможет пролезть ее онсайтом. Я не только себя имею в виду. В то время стена внушала благоговейный ужас и казалась неприступной. Никому и в голову не приходило подойти к ней с пробойником. Фантастическая стена. Все внутри начинало бесноваться, и это было прекрасно. Она воспринималась не как реальная стена, а как фотография, спрятанная в золотой клетке и охраняемая львами. И на этой стене от твоего выбора зависело все. Налево пойдешь - смерть найдешь, направо - наградой тебе будет мизер в 40 футах над землей.
Многие пытались пролезть ее онсайтом, но были вынуждены уходить траверсом или спускаться вниз. Бесчисленные полуправды создавали мистический ореол вокруг этой стены. Не обошлось и без долбленок, так что скала слегка изменилась. Находились те, кто растачивали трещины закладками. Я никогда не брал в руки молоток и зубило, чтобы подправить имеющиеся зацепки или сделать новые. Люди, активно распространявшие слухи о собственных успехах, неизменно вызывали подозрения. В общем страсти бушевали вокруг этой стены. Кусок скалы занимал умы многих людей в то время.
Клогги имеет северную экспозицию, так что там или очень холодно, или очень жарко. Крайне важно правильно зашнуровать скальные туфли. Порой приходилось переставлять ноги по многу раз, чтобы нащупать зацепку, а потом еще столько же, чтобы стать по-другому. Даже самые цепкие туфли становились скользкими, в том числе «благодаря» мху. Из-за того что это высокогорье влажность меняется быстро и весьма заметно. Случись что, и помощи ждать придется долго, а рельеф для страховки там крайне бедный.
На высоте 80 футов есть хорошая точка, но она находится в риолите - крайне хрупкая порода, напоминающая стекло или фарфор. Есть еще точки - напоминают ИТО А5 - способные несколько замедлить падение, но до земли вы долетите почти наверняка. К тому же получается ужасный маятник, так что велика вероятность «впечататься» в стену. Сложность где-то 5.12с, но если промахнуться и слегка уйти в сторону - 5.13б вам гарантирована. В любом случае лезть нужно наверняка и ни в коем случае не нервничать. Если начнете подтягиваться, ноги будут ходить ходуном, будто на льду, руки забьются, а лезть нужно футов 150. По-настоящему сложными являются 120 футов. Нижние и верхние 20 футов сравнительно простые, зато в промежутке ассорти из мизеров, распоров, слепых боковых тяг и других деликатесов.
Indian Face - целая эпоха. Я работал над ней в октябре, аккурат после окончания сезона. Сезон того года по праву считался одним из худших, но это дало обратный эффект - я был будто заряжен, хотя и несколько тяжеловат. Весь сезон я лез очень здорово, и неожиданно для себя оказался там. Никто не думал, что день будет сухим, так что пришлось тащиться наверх прямо с вечеринки.
После прохождения я был истощен, но долгий подход здорово восстанавливает силы. Ощущение такое, будто напряжение выходит через поры. Мы все условились встретиться на дискотеке в Dolbardarn - жуткое место. Быдло-диско в отеле. Храм свободной любви и всего прочего. Но мы все собрались там, чтобы отметить триумф уэльского скалолазания. Наш ответ всем этим спортсменам. Мы не делали долбленок, не били шлямбура, и при этом пролезли довольно сложный маршрут. Именно так поступали в Уэльсе!
Фантастическое лазание, вводящее в транс своей красотой. Мой лучший маршрут. Весь массив очертаниями напоминает индейца, а когда выпадает снег можно различить черты лица. В сезон нет и намека на индейца, так что для меня это Валлийская скала с настоящим валлийским лазанием. А индеец - это для англичан или британцев.
Лазание - космос! Последнее в своем роде.

86-й год - великий год для британского скалолазания ...
В 86-м было 10-12 жестких маршрутов, но 3 или 4 выделялись даже на их фоне. Более сложные технически и психологически, непонятные, опасные и само собой не пробитые. Так оно тогда и было. Один парень, не помню уже кто именно, лез соло (Е6 7б), и в 80 футах от земли его настиг дождь - деваться некуда - закончил под дождем. А ведь там был сланец!
Мы были честны. Каждый жил для других, и от нас просто веяло элитарностью. Достаточно было провести 20 минут в нашей компании, чтобы ощутить свою сопричастность к происходящему. О наших маршрутах не говорили "там есть сложные движения" - они были сложные целиком. Некоторые из них тянут на 8а+/8б ... это в 86-м году! Никто не лазит их регулярно онсайтом. Некоторые насчитывают всего лишь 5-6 повторений за 20 лет. И поневоле задумываешься: люди любят лазить или подтягиваться? Я порой думаю, что люди предпочитают подтягивания сексу!

Судя по всему тебе многое удалось в тот год?
Очень много. Мне удалось справиться с ногой на Indian Face, и я научился ставить ее именно туда куда нужно не глядя. Я просто чувствовал где эта зацепка. Я отточил до совершенства разнообразные технические приемы, которые не давались мне раньше. А дино ... Тело само знало где зацепка, и я доверял ему. Так неуверенность сменилась уверенностью, а с ней пришла и точность. Необходимо понять, как это происходит и расслабиться. Придти к этому можно двумя разными путями: либо через мучения, либо через удовольствие.
Хотя многое мне удавалось, но были и поражения, а поражения редко обходятся без срыва. Крэшпэдов у нас тогда не было, место приземления мы не выравнивали. Ради онсайтов мне приходилось срываться с высоты 25 футов 5-6 раз. Условия были спартанские, и никто и не помышлял нарушить эти негласные правила. Что бы ни случалось лазание стоило того. Лазание может сравниться лишь с тостами. Мир вокруг представлялся абсолютным дерьмом, а люди - нереальными. Все это, конечно, было самозащитой.
Я не был хладнокровным и не умел приспосабливаться, думал только о себе. Даже моя книга называется Full of Myself. Лазание давало мне возможность делать невероятные вещи, трудные и интересные. Я был частью коллектива и мной восхищались. Правда эти стимулы кажутся мне вторичными - вряд ли кто-то станет уделять столько же времени лазанию ради этих вещей. У меня была зависимость. Я любил скалы. В то же время мои чувства были противоречивы: одна часть меня любила скалы, а другая использовала их. Скалы стали для меня сценой, на которой я обретал чувство удовлетворения и счастья. Так что название моей книги подразумевает обретение чувства равновесия и спокойствия. И нет необходимости становиться законченным эгоистом, чтобы стать ощутить наполненность самим собой. Похоже, я окончательно осознал то, что со мной происходило и готов это описать.

Расскажи о незавершенных проектах?
Есть онсайт, а есть стремление пролезть то, что до тебя никто не пролазил. Для меня важнее всего определить возможно ли пролезть тот или иной маршрут. А само прохождение не так уж и важно. Я люблю полностью уйти в маршрут, чтобы почувствовать его. Все мои незавершенные проекты вызывали у меня неподдельный интерес. Их около десятка, и я знаю, что нужно делать, чтобы их пролезть, но это мне не по силам. Я бы с удовольствием глянул, как их пролезет кто-то другой. Но не собираюсь выдавать их месторасположение.
Там есть невероятные вещи: прыжки вслепую на край карниза, движения по слоперам уровня 7б, болдериногвые участки категории V15. Все это есть, и все это выглядит нереальным. Они не выглядят устрашающе, но даже если я наберу форму, положив на это остаток жизни, я не пролезу их - мой мозг не запрограммирован на это, недостаточно быстродействия.
Пока нет ощущения невозможного это всего лишь спорт. То, что невозможно не называется спортом - это испытание духа и тела. Когда внутренне и внешнее сливаются, возникает та искра, которая заставляет сердце биться быстрее.

Ты когда-нибудь встречал людей, лазающих в твоем стиле?
В Колорадо Спрингс я наблюдал за девчушкой 8-ми лет … поразительная плавность движений. Никаких пауз. Ни капли страха. Точнее, она понимала, что ей страшно, но справлялась с этим. Страха было ровно столько сколько положено. Футах в 15 от земли она пару раз повторяла "страшно, страшно ", подвисала на зацепках и продолжала лезть. Она была полностью погружена в лазание. И я радовался, видя что родители абсолютно доверяют ее чудесному дару.


Комментариев нет:

Отправить комментарий