четверг, 11 ноября 2010 г.

Интервью с Джоном Лонгом (John Long).

Источник: http://pumpfactoryroad.com

Не сильно скалолазное интервью (+ много слов) с Джоном Лонгом. Картинки сам вставлял. Точность не гарантирую.

Разговоро по душам с Джоном Лонгом (John Long). Введение.

Майк Брукс (Mike Brooks): Есть темы на которые ты бы не хотел говорить?
Джон Лонг: Все дозволено. Хотя ... не хотелось бы говорить о моей бывшей - слишком скучно.
МБ: Нет, нас интересует только скалолазание. Пойдет?
ДЛ: Ваше дело, но надеюсь мы будем говорить не только о лазании, иначе я долго не продержусь.
МБ: Джон Шерман сказал, что ты будешь на высоте. Так что я рассчитываю на великолепное шоу.





Собственно интервью.

МБ: Привет, я Майк Брукс. Вы слушаете ClimbTalk на KVCU. У нас в гостях легендарный скалолаз, искатель приключений и писатель - Джон Лонг. Джон, спасибо, что присоединился к нам.
ДЛ: Нет проблем. Надеюсь, вы, ребята, грамотно отредактируете все что я тут наговорю. Или вывалите в эфир как есть? Вряд ли каждое мое слово будет интересно слушателям.
МБ: Нет? А мы считаем, что все будет чудесно.
ДЛ: Ну, может вы все-таки подкорректируете, чтобы я выглядел прилично?
МБ: Расскажи о своей новой книге “The Stonemasters.” Прекрасная книга. Спасибо, что написал ее.
ДЛ: Ты имеешь в виду ту здоровенную книгу размером с журнальный столик?
МБ: Именно, Джон.
ДЛ: На самом деле, фотограф Дин Фидельман (Dean Fidelman) - автор серии [url=http://www.stonenudes.com]The Stone Nudes[/url] и прочих проектов - лет 20 собирал фотографии и любопытные истории. Эта подборка и натолкнула его на мысль о книге. Он обратился ко мне, но я не был уверен, что старые истории могут быть интересны современным читателям. По этой причине я не сразу согласился работать над книгой. В принципе, это не есть результат исключительно моей собственной деятельности, я лишь обработал накопленный материал, и мне не пришлось писать много
оригинального текста. Повторюсь, главной проблемой было решить, будут ли эти истории пятнадцатилетней давности интересны публике.

Но мы начали работу, и на сайте www.supertopo.com образовался гигантский трэд, посвященный такому явлению как The Stonemasters. За месяцы его существования набралось несколько десятков тысяч постов. Мне удалось извлечь из них массу полезной информации и придать ей нужную форму. Пропустив эту информацию через себя - целое море различных историй - мы стали обладателями сотен страниц интересного текста. Затем Дин отобрал снимки, которые, как ему казалось, удачно дополняли текст, и мы подключили настоящего профессионала - Тома Адлера, книжного дизайнера. Между нами, мы сделали классную книгу, которая удивила многих. Мы ставили целью вытащить на свет конкретный период времени - кусочек скалолазной истории - и старались сделать это максимально хорошо. Выскажу избитую мысль, но главное в книге - дух приключений, трепетное отношение к тому времени и к новым вещам, которые тогда делались. Книга получилась живая - и текст, и фотографии. Люди откроют ее и ощутят дух той эпохи, а этого мы и добивались.



МБ: Для тех кто не в курсе, что за движение такое - The Stonemasters? И можно ли их считать аналогами [url=http://www.traditionalmountaineering.org/FAQ_Vulgarians.htm]Vulgarians[/url] своего времени?
ДЛ: Вряд ли их можно с кем-то сравнивать. The Stonemasters - это группа единомышленников, своеобразных людей. В тоже время, они не были такими уж уникальными, чтобы их нельзя было сравнивать с окружающими. The Stonemasters появились сразу после Золотого Века Йосемит,
который, на мой взгляд, закончился в 1966-м, или в 1970-м, для ровного счета. И буквально пару лет спустя пришли Они, те кто имел собственное видение развития скалолазания и этики! Надо заметить, это видение было несколько иным.
МБ: Какова ж основная идея The Stonemasters?
ДЛ: До Золотой Эры основное значение имел объект восхождения. После прохождения стен Эль Капитана и Хаф Доум в конце 50-х годов, в 60-х выбирались все более сложные стены, снаряжение было мягко говоря не совершенным, то же самое можно сказать и о технике лазания. Так что просто запереть эти горы железа на эти стены - это был подвиг ... эпическое действо. В 1966-м году, когда Роял Роббинс (Royal Robbins) прошел соло маршрут Muir Wall на Эль Кэп (второе прохождение), в технике и снаряжении наметился положительный сдвиг. И стало недостаточно просто пролезть, хотя лобби "стариков" все еще было сильно. Лишь наше поколение, имевшее за плечами спортивный опыт, поставило во главу угла качество прохождения. Поскольку мы лазили несколько иначе, то прежде всего занялись поиском своей собственной грани.



МБ: А что нужно было пролезть, чтобы считаться Стоунмастером?
ДЛ: Изначально претендент должен был пролезть маршрут на скале Suicide Rock, бывшей для нас своего рода колыбелью. Маршрут назывался Valhalla - три питча, первый мульти-питч категории 5.11 в США. Вот такой тест. Если ты мог пролезть его, а в то время немногим это было по силам, ты считался Стоунмастером.
МБ: А кто были первые Стоунмастеры?
ДЛ: Я, Rick Accomazzo, Richard Harrison, Rob Muir, Mike Graham, John Bachar и Toben Sorenson.


[i]John Bachar, Mike Graham и Ron Kauk.[/i]

МБ: А Рон Каук (Ron Kauk)?
ДЛ: Ты же спросил кто были первыми ... А Каук пришел год или два спустя.



МБ: А кто же был последним, Джон?
ДЛ: Да кто знает! Сложно сказать, ведь у нас не было партбилетов. Все было в высшей степени неофициально. Сложно определить с кого все началось, и на ком закончилось, да и происходило это постепенно, не сразу. До середины 70-х, когда мы были на пике, любой кто лез что-то сложное мог называться Стоунмастером. На тот момент когда это понятие утратило смысл - году в 76-м - нас было несколько сотен.
МБ: Хорошо сформулировал: "утратило смысл".
ДЛ: Да, то что привнесли Стоунмастеры со временем превратилось в мейнстрим, стало частью массовой скалолазной культуры. Небольшая группа единомышленников попросту растворилась в общем потоке. Когда мы начинали, мы были на гребне волны, мы были уникальны, но спустя 5 - 6 лет все изменилось.

МБ: Джон, ты первым прошел за день маршрут The Nose на Эль Кэп. Расскажи нам об этом. Кто еще был с тобой?
ДЛ: [url=http://wiki.risk.ru/index.php/Jim_Bridwell]Джим Бридвелл[/url] (Bridwell) и Билли Вестбей (Westbay), и было это в 1975-м году. Кажется, я тогда учился в колледже. Плохо помню ... В то время много говорили о каком-то престиже в глобальном скалолазном мире. Особенно ценились скоростные восхождения, вроде того, что сделали Хаулер (Howler) и Месснер (Messner) на Эйгер. И Бридвелл, который отличался особым чутьем, сказал: "Слушайте, мы тоже должны сделать скоростное восхождение. Пускай и Йосемиты поучаствуют в этой гонке." И единственное, что нам оставалось это пролезть The Nose.


[i]Джон Лонг и Джим Бридвелл.[/i]

Впервые я залез на Эль Кэп с Роном Фосеттом (Ron Fawcett) в 1973-м году. К полудню мы пролезли три четверти маршрута, стояла жара, и я предложил: "А почему бы нам не зависнуть здесь в Лагере 5?" Или где мы там были ... Так мы и сделали. Выходит, если б я тогда не притормозил, мы пролезли б The Nose за день двумя годами раньше. Мне просто не пришло это в голову! Зато в 1975-м году это восхождение не вызвало у нас никаких затруднений. Мы сделали это с легкостью, ведь каждый не раз бывал на Эль Кэпе, лез 5.12 ... так что стоило только начать.

Для хорошего скалолаза, если он в форме, The Nose не представляет проблемы - это лишь вопрос скорости. На тот момент для нас это было легко. Точнее, я скажу так: Эль Кэп за день - это было сложно и требовало огромных усилий, но технически это не было чем-то выдающимся. Никто не говорил: "О, поверить не могу, что мы это сделали." Такого ощущения не было. В 7.15 мы были на Boot Flake, а дальше просто включили круиз-контроль. В то время счет велся не на минуты и секунды. Главное было пролезть маршрут и спуститься засветло. И мы сделали это. После Boot Flake мы абсолютно расслабились и 10 часов спустя были на вершине. В 1975-м году Эль Кэп за день не считался выдающимся свершением. Обычное дело для сильного скалолаза. Вопрос психологического настроя и только.

МБ: Давай поговорим о соло? Я знаю, что ты и Бахара вовлек в это дело. Недавно мы интервьюировали его, и он так сказал. Как ты докатился до такого?


[i]Бахар.[/i]

ДЛ: Вы спрашивали меня о Stonemasters, и чем они отличались от остальных скалолазов. Так вот, основным различием между нами и предыдущими поколениями являлся объем лазания. Наши предки были активны и много времени проводили на скалах, но мы лазили по 50 маршрутов в день. И это
было в диковинку. В основном мы лазили на Joshua Tree, выбирались туда на выходные и лазили. Ведь там сотни маршрутов, думаю около тысячи. Хочешь не хочешь, но мы знали эти маршруты как свои пять пальцев. И вот представь, ты в 80-й раз стоишь под маршрутом категории 5.10 и думаешь: "А зачем мне веревка? Я пролез его 80 раз и ни разу не сорвался. Почему бы не попробовать как оно будет без веревки?" И так потихоньку мы втянулись. Нами двигало не любопытство. Мы пришли к соло потому, что очень много лазили и не считали это дело опасным. Я всегда чувствовал себя очень уверенно. Начинали мы с щелей, поскольку имели огромный опыт в их прохождении, и лишь спустя несколько лет попробовали обычные маршруты, поскольку они казались опасными.

МБ: А разве не вы сделали первое "чистое" прохождение маршрута [url=http://www.supertopo.com/rock-climbing/Red-Rocks-Eagle-Wall-Levitation-29]Levitation 29[/url]?
ДЛ: Да, это были мы. В 79-м или в 80-м, 30 лет назад! На самом деле это шлямбурная дорожка, но в то время "спортивного" лазания еще не было. Таким образом мы оказались на острие зарождающегося движения. Это было удивительно!



Нас с Лин Хилл пригласили пролезть ИТО-шный маршрут, пробитый Уриостесами. Длинный ИТО-шный маршрут, надо заметить, 1300 или 1400 футов! Натуральный бигвол, вроде Washington Column. И
такой же крутой. Мы чувствовали себя странно, собираясь пролезть эту шлямбурную дорожку целиком. Мне даже в голову не могло придти, что кто-то в состоянии пробить такой маршрут, но нашлись люди! И мы сказали: "Маршрут есть, болты есть, так почему бы нам не пролезть его "чисто"? И мы запросто это сделали. Это было очень интересно и необычно. Мое трад-воспитание не давало мне расслабиться: "Это жульничество, здесь кругом шлямбура!" Но ощущения были фантастические; лазание на твердые 5.11. В то время я понятия не имел как относиться к таким маршрутам ... мы пролезли его дважды.



Мы с Лин сошлись во мнении, что это здорово. Можно пропускать болты и делать что хочешь. Лазание невероятное: крутая огромная стена. Я считаю, что это был первый в мире спортивный маршрут.

МБ: Расскажи подробней о своих ощущениях от этого маршрута.
ДЛ: Так, удивление вызывало не лазание как таковое, не техническая сложность, а то, что без шлямбуров его невозможно было бы пролезть свободным лазанием - страховаться решительно негде. Так что наиболее притягательной стороной была не техническая сложность, а невозможность
пролезть этот маршрут. И то что с ним сделали - пробили снизу доверху - единственно возможный путь. В то время такой подход выглядел полным сумасшествием. Никто другой не решился б на подобное. Так что Уриостесы, проявили чудеса дальновидности! Да, это была настоящая эпопея. Обычные петли для страховки и вертикальная стена ... Вообще-то, в Eldorado Canyon и прочих районах есть нечто подобное, но не такого масштаба. В Эльдорадо, например, вы найдете футов 500-600, но в три раза больше - никогда. Этот маршрут казался бесконечным. Как я уже говорил, по стилю напоминает южную стену Washington Column - лазание по небоскребу с очень маленькими зацепками. Сложность где-то 5.11 и стационарные точки. Уникальный опыт, не имевший аналогов в то время.



МБ: Значит, Джон, ты бывал в Колорадо. Наверняка ты лазил с Джоном Гиллом? Расскажешь?


[i]Джон Гилл.[/i]

ДЛ: Мы с Бахаром постоянно искали что-то новое, интересное. Он уже бывал там годом раньше, но это была просто разведка. В то время мы стремились делать вещи, которые никто не мог повторить. А Джон Гилл был человеком-легендой, которому удавались невероятно сложные движения. Мы узнали о нем из книги Пата Эмента (Pat Ament) “Master of Stone”. В ней было много фотографий Джона на сумасшедших, кажущихся невозможными боулдеринговых проблемах.




Так что мы взяли эту книгу в качестве руководства к действию и двинули в Rotary Park ... исколесили
весь Колорадо, пытаясь повторить все что было в книге. Это был невероятный опыт.

Мы понимали, что огромная часть проблем прошла мимо нас, ведь это был первый опыт ... а в книге было огромное количество фотографий. В то время никто не лазил в этом районе, за исключением разве Холлоуэя (Holloway). Ему удалось повторить кое-что. Может еще 3-4 человека бывали здесь. В общем, нам ничего не оставалось как звать на помощь Гилла! Раздосадованый я позвонил ему и сказал: "Эй, мы здесь. Может покажешься?" "Да не вопрос", - ответил он. После этого он нам все показал и рассказал, и я ездил туда еще пару раз. Он был очень любезен. Мы были просто в восторге от проблем, которые он нам показывал. Это был контак разумных существ ...





МБ: Прекрасно ... теперь я бы хотел спросить тебя о Пате Эменте: он действительно отличился в Йосемитах?
ДЛ: Хм, Эмент завершил свою миссию к концу 60-х. Я не очень-то часто видел его в Йосемитах, а ведь я торчал там практически постоянно. Конечно, он делал феноменальные вещи. О нем много плохого писали, потому что он был ... он был Пат! Он сильно отличался от окружающих.
МБ: Хорошо сказал.
ДЛ: Любой может быть противоречивым и сложным. И что с того? На мой взгляд, Пат Эмент много чего интересного сделал, и никто не посмеет упрекнуть его в том, что он ординарная личность. Он был невероятно талантлив, и я очень его уважаю.

МБ: Ок. На этом и остановимся. Расскажи о писательской стезе, от “Gorilla Monsoon” до “The Stonemasters”.
ДЛ: О нет! Может спросите что-нибудь более конкретное? Как-то уж чересчур общё получается.
МБ: Давай ты, Дэйв! Что у тебя на уме?
Дэйв Макалистер: Как тебе удалось совместить лазание и писательскую работу? Как тебе удается переключаться между двумя страстями?


ДЛ: Прежде всего, лазание всегда было на втором месте. Моя мама - школная учительница - смогла привить мне любовь к чтению и письму, так что к 8 годам я уже был сформировашимся книжным червем. Штука в том, что мы все пишем ... без этого никуда. Можно прожить жизнь, не задумываясь о квантовой механике, покраске машины или ремонте дома, но с письмом дело обстоит иначе, и каждый в той или иной степени может считаться писателем. Но, как и во всем, нужно совершенствоваться: медленно, шаг за шагом, но непрерывно. Начинаете в детстве, затем колледж, учитесь у других, затем пробуете писать для журналов, какую-нибудь документалистику, далее - короткие расссказы и так потихоньку вы двигаетесь вперед. Взять, например, хирурга - он же не начинает сразу делать операции на спинном мозге. На протяжении многих лет простейшие операции, практика и прочее. Нельзя перепрыгнуть через ступени. И я не пропустил ни одного этапа. Я не занимался ничем другим, да и не хотел заниматься ничем другим. В итоге мне было не сложно начинать писать, поскольку я всю жизнь этим занимался. А лазание появилось неожиданно. Тот факт, что я был скалолазом никак не мешал тому, что я был писателем. Большая часть написаного мной материала не имеет отношения к лазанию.
МБ: Подытожим ... что ты порекомендуешь желающим начать писать?
ДЛ: Рассматривайте писательскую деятельность как работу, как ремесло. Ищите аналогии с другими видами деятельности. Вы вряд ли найдете человека успешного в чем-либо и не приложившего к этому усилий. Вы вряд ли окажетесь в Карнеги Хол не имея начального музыкального образования и не практикуясь. Я не понимаю почему некоторые люди уверены, что могут сразу начать писать интересно, перескочив через скучный этап обучения. Так не бывает. Хотите хорошо писать - развивайтесь постепенно. Практикуйтесь, учитесь любить то, чем вы занимаетесь.
И еще ... постарайтесь разобраться в себе и понять, есть ли у вас склонность к этому виду творчества. Это важно! Куда ни ткни, люди преуспевшие в чем-либо имели к этому способности или талант. Вы вряд ли отыщите профессионального игрока в бейсбол, у которого душа не лежит к этому виду спорта. Необходимо понять есть ли у вас врожденная склонность к письму. И сделать это нужно по возможности быстро и быть при этом максимально честным с самим собой. Если склонность есть, то нужно начинать двигаться вперед.
МБ: А как насчет дисциплины? На мой взгляд, самое сложное - это заставить себя сесть за письменный стол и не отвлекаться.
ДЛ: Для меня этой проблемы не существует, поскольку я по-настоящему люблю писать. Каждое утро я проспаюсь с этой жаждой. Я получаю удовольствие от самого процесса. Возможно, вам понадобится много времени, чтобы понять - дело не в конечном продукте. Этого не достаточно. Нельзя писать мучаясь, как будто от вас требуется засунуть луну в бутылку. Вы должны черпать силы в работе, а не в желании увидеть свою фамилию на обложке книги ... Что вы там пьете, парни?

МБ: Миллер, сэр! Давайте сменим тему. Джон Яблонский (John Yablonsky), с которым я знаком лично, говорил, что с тобой можно говорить о чем угодно. Соло на Leave it to Beaver под "кислотой" - было или не было?


[i]Кто-то на Leave it to Beaver.[/i]

ДЛ: Нет.
МБ: А ты был там, когда Джон делал это?
ДЛ: Да, был.
МБ: Расскажи нам об этом?
ДЛ: Leave it to Beaver и "кислота" - гремучая смесь. На это было страшно смотреть. Этому сумасшедшему сильно повезло, что он остался в живых. Но чтобы говорить о Джоне Яблонски нужно знать, что такое маниакально-депрессивный синдром. Без этого его не понять.
МБ: Он парень с характером.
ДЛ: Да, классический случай маниакально-депрессивного синдрома. Но он не был законченным психом, все-таки в нем было что-то помимо его расстройства. Но все его взлеты и падения, неосмотрительность, злоупотребление наркотиками и прочие безумства скорее были следствием болезни, нежели проявлениями его истиной сущности. Люди, бывшие с ним достаточно долго, могли видеть его в промежутках между приступами безумия и они знали, что он представляет из себя на самом деле. Когда же он пребвал в одном из крайних состояний, с ним попросту невозможно было общаться, потому что он или сходил с ума или уходил в себя. И не известно, что было хуже. Мне, например, не свойствены подобные крайности, а у Яблонского был богатый опыт в этом плане. Не могу сказать, что вся эта история была мне интересна, тяжело смотреть как умирает личность и жизнь теряет смысл.
МБ: Да, тяжелая тема. А ведь мы обещали не грузить тебя. Извини!
ДЛ: Все в порядке. Я считаю, об этом нужно говорить. Возможно, начни он лечиться, все кончилось бы не так трагично, и не было бы этого самоубийства. Джона, конечно, не вернешь, но слова имеют свою силу и может кому-то это поможет. Ведь это распространенный нынче недуг.
МБ: Аминь! Ну а с Хардингом (Harding) ты лазил?
ДЛ: Нет.
МБ: Но уж с Роялом Роббинсом (Royal Robbins) лазил наверняка!



ДЛ: Было дело. Когда я начинал лазить, Робинс увлекался каякингом. И он был ооочень хорош в этом деле, правда об этом мало кто помнит. Думаю, он был таким же классным каякером как и скалолазом.
МБ: А правда, что Чак Пратт (Chuck Pratt) был лучше Роббинса в плане ИТО, да и в плане свободного лазания?
ДЛ: Я не знаю ... Роббинс был настоящим первооткрывателем и в этом была его сила. Пратт же плыл по течению. Роббинс хотел, что бы каждое его восхождение вошло в историю и ему это удавалось. Он был настоящим маньяком. Гляньте на его маршруты 50-х в Такуитце (Tahquitz) - смог бы кто-нибудь их повторить в теннисных туфлях, с паршивой веревкой и без нормальной страховки? Это сейчас они кажутся простыми, с современным снаряжением, скалодромами и прочими приблудами. Но это самообман. Сейчас любой тренирующийся скалолаз сможет пролезть 5.13 при определенном желании, а в те дни и 5.10 считалась чем-то невероятным. Мусор, а не снаряжение, огромные пролеты ...

Знаете что по-настоящему интересно? Добудьте старое снаряжение и веревку Gold Line, крючья, наденьте на современного скалолаза скальнки того времени, например, драные туфли Роббинса, и отправьте на старые маршруты в Йосемиты, Такуитц, Эльдорадо каньон, например.


[i]Том Фрост.[/i]

МБ: Не могу не спросить, а кто был самым крутым Стоунмастером?
ДЛ: Я!
МБ: Но тебе противостояли Бахар, Аккомаццо, Рон Каук ...
ДЛ: У меня была масса энергии. Именно этим я и был знаменит. Майк Грэм был впечатляюще талантлив и очень крут. Он вырос среди серферов и это многое объясняет. Ричард Харрисон был настоящим творцом, при этом жутко невозмутимым. А Рик Аккомаццо в своих стареньких туфлях! Да мир просто не знает насколько крут он был. Бог мой, как он только жив остался после всего этого. Провожая его на маршрут все ждали лишь одного - успеха. Никаких объяснений, извинений просто быть не могло. Но мы как-то мало говорили об этом в то время, больше лазили. Такой вот был настрой, такие были парни в те времена.
МБ: А можно назвать вас "потенциальными самоубийцами"?
ДЛ: Нет. Большинство из нас были очень осторожны и внимательны.
МБ: Ну ладно, извини, чувак. Глупый вопрос, конечно же. Просто я завелся от этих историй о Стоунмастерах.
ДЛ: Не могу сказать, что мы не рисковали, просто мы были жуть как хороши. Это было время серьезных изменений в американском скалолазании. И это нельзя назвать случайностью. Мы были очень техничны и у нас были жесткие правила.

МБ: Ок. Сменим тему: авиакатастрофа в Йосемитах. Ты принимал участие в "спасработах"?
ДЛ: Я, нет.
МБ: Ну, что-то ж тебе известно о рухнувшем в Йосемитах самолете набитом марихуаной? Расскажи!
ДЛ: Да что тут рассказывать ... небольшой самолет, перевозивший пару тонн превосходной ганжи, рухнул где-то в районе озера Merced, милях в 16 от цивилизации. Была зима, мороз, лед, проводить масштабную спасательную операцию рейнджеры не стали, а решили ждать оттепели. Скалолазы как-то прознали об этом и учинили разбой. Вот и вся история.
МБ: Я слышал, что хозяева товара выяснили, кто именно разграбил самолет и предъявили им ультиматум, а скалолазы продали им товар. Так было?
ДЛ: Да это легенда! Прежде всего, в Йосемитах не было никаких гангсетров, и никто не угрожал скалолазам. Чушь какая-то! Да и кто бы смог надавить на скалолазов того времени? Мы говорим о людях, которые все свободное время лазили вверх вниз по скалам, с роялем за плечами, а свободное время проводили в спорт-залах. Да это ж сумасшедший народ, и довольно боевой. Кому захочется иметь дело с такими людьми?
МБ: Ладно, Джон, ты прекрасно знаешь, что Бахар слыл неплохим бойцом. А тебе приходилось пускать в ход кулаки?
ДЛ: Бывало, хотя я и не получал от этого особого удовольствия. Крепкий от природы (215 фнтов и 6 футов 2 дюйма), я играл в футбол в колледже и пару раз это сослужило мне хорошую службу, когда нужно было прорываться с боем.
МБ: А с другими скалолазами тебе доводилось сталкиваться?
ДЛ: Нет.
МБ: Ну, молодец.
ДЛ: Со скалолазами никогда. А так народ ко мне цеплялся, конечно, пару раз в Йосемитах, а Эспене. Даже костяшки пальцев травмировал.
МБ: Да ты что!
ДЛ: Да! Я много времени проводил в спортзале, и лишь самые отчаянные желали потолкаться со мной.
МБ: Верю, Джон. Я задам тебе вопрос, а ты ответь: да или нет?
ДЛ: Ок.
МБ: Ты принимал стероиды?
ДЛ: Да, я принимал их около полугода, когда завязал с лазанием. Очень осторожно, но принимал. Я спросил отца, которого уже нет в живых: "Слушай, я безвылазно торчу в спортзале и некоторые мои друзья принимают таблетки. Мне тоже хочется попробовать." А он ответил: "Валяй." После он дал мне пару советов, и я попробовал и, надо сказать, добился результата. Но я также понял почему не стоит употреблять эту дрянь. Не потому что они не работают, нет. Наоборот, становишься здоровым как медведь, причем моментально. С ума можно сойти от прогресса. И это я принимал минимальную дозу, никогда не перебирал, и быстро соскочил. Буквально после первого цикла. Мне просто было интересно. Так вот штука в том, что вся эта мощь так же быстро улетучивается. В общем, это был
невероятный опыт и я рад, что сделал это.

МБ: Ты еще лазишь?
ДЛ: Да, немного. Больше времени я уделяю горному велосипеду. У меня было много травм. Я много лазил и много весил, так что суставы ни к черту. Оба локтя слегка побаливают. Плечевые суставы не на месте. Да много чего еще ... Про спину уж я молчу. У всех скалолазов моего поколения проблемы со спиной - крэшпадов-то не было, а с камней мы спрыгивали так же как и нынешнее поколение. В общем, я слегка поизносился за эти годы, но на велосипеде ездить могу.
МБ: А кто был генератром энергии в Лагере 4?



ДЛ: Да много кто был. Время было сумасшедшее, и каждый выбирал себе занятие по душе. Так что тот у кого были силы, тот и зажигал. Но во главе стояли хорошо известные тебе люди.

МБ: Давай поговорим о твоей очередной книге. О чем она?
ДЛ: Я работаю над сборником коротких историй, не имеющих отношения к скалолазанию. Абсолютно художественная литература. Я много времени потратил на работу над ней, но в месте с этим, я занимаюсь еще двумя проектами. Первый называется "The Vertical Evolution" - книга обо всем, что творится в Йосемитах в наши дни. И она фактически закончена. В ней собраны все истории 90-х и этого века. От первого "чистого" прохождения Salathe до бейз-соло Дина Поттера на Rostrum и соло Алекса Хоннольда на Хаф Доум. Все эти истории там есть. Я собрал всех героев и почти год доводил материал до совершенства, так что это будет качественный продукт.
Также я делаю нечто похожее, но о серфинге. Тоже современные истории и тоже книга почти готова. Лет 10 назад уже выходила моя книга о серфинге - The Big Drop и она была тепло принята публикой. Теперь настало время рассказать миру новые истории.

МБ: Мы беседовали с Джоном Лонгом - скалолазом, искателем приключений и автором таких книг как “Gorilla Monsoon” и “The Stonemasters.” Я - Майк Брукс, специально для ClimbTalk и frontrangebouldering.com.


--
Следующее на очереди - рубрика "Их нравы", интервью с владельцем БЗ в Денвере.

Комментариев нет:

Отправить комментарий