воскресенье, 2 октября 2011 г.

Скалолазная элита в гостях у ClimbTalk (фрагменты) (A World Cup Scene in the ClimbTalk Studio)

Источник: http://pumpfactoryroad.com/

Mike Brooks: В Боулдере (Колорадо) 22.05, и вы слушаете ClimbTalk. Меня зовут Майк Брукс. Также с нами в студии мой постоянный соведущий - Дэйв Макалистер, представляющий сайт www.pumpfactoryroad.com. Дэйв, как дела?

Dave McAllister: Помаленьку ... Только мне студия напоминает парилку?! Как ты, Майк?

MB: В порядке. Ты лазил?

DM: Один раз. Тяжёлая выдалась неделька.

MB: Ездил куда-то?

DM: На скалодром. Прекрасно позанимался на фингерборде, но я не об этом хотел бы поговорить.

MB: Ок. Тем более сегодня нас ждёт настоящее шоу.

DM: У нас в гостях один из лучших американских скалолазов - Джонатан Сигрист; пятикратный обладатель Кубка Мира - Килиан Фишхубер; двухкратная обладательница Кубка Мира - Анна Штор; режиссёр-сенсация мирового масштаба - Чак Фрайбергер; и всемирно-известный скалолаз - Коуди Рот. Яблоку негде упасть!


MB: Спасибо, что навестили нас. Джонатан, как дела? Где ты лазил?

Jonathan Siegrist: Привет ... Прошу прощения, повторите вопрос ...

MB: Где ты лазил последнее время?

JS: Дайте-ка вспомнить ... На прошлой неделе у меня было совместное с Томми Калдвелом слайд-шоу в Rocky Mountain Rendezvous. Всё прошло великолепно, чему я несказанно рад. После этого я пару дней лазил в Rifle Mountain Park. Получил массу удовольствия.

MB: Rocky Mountain Rendezvous проходит в Вайоминге?

JS: Нет, в Estes Park. В Вайоминге проходил International Climber’s Festival, в котором я тоже участвовал.

MB: Ты же профессиональный скалолаз. Видимо тебе платят за участие в подобных мероприятиях?

JS: Едва ли. Зато люди меня любят.

DM: Он больше получает за участие в радийных шоу, уж я-то знаю! Я слышал, что этим летом ты побывал в Смит Рок, Сиэтле, Юте, Скуомише, Канадских Скалистых горах, Вайоминге и Колорадо. Подвижный ты чувак!

JS: Да, я съехал из Боулдера, купил здоровенный пикап и следующие пять-десять лет надеюсь провести на колёсах. Я готов к настоящему путешествию и надеюсь, это благоприятно скажется на лазании. Буду жить мечтой. Хотя некоторым такой образ жизни вряд ли покажется сказкой.

MB: Да, своеобразная мечта. Скалолазная. А у такого образа жизни есть минусы?

JS: Это не очень выгодно с финансовой точки зрения и ... пожалуй всё. Других проблем я не вижу, поскольку считаю, что это прекрасная идея. Ведь я с юных лет мечтал о путешествиях, а семь лет назад к этому желанию добавилось и скалолазание. Скалолазное путешествие длиной в пять-десять лет - разве это не здорово!?

MB: Ладно, не будем забывать, что с нами ещё Килиан Фишхубер, Анна Штор, Коуди Рот и Чак Фрайбергер. У тебя скоро премьера в Боулдере?

Chuck Fryberger: Думаю поэтому вы меня и пригласили. В следующий вторник состоится премьерный показ моего нового фильма - The Scene, - который я снимал на протяжении 12 месяцев. Фильм совсем "свежий", мало кто его видел. Мировая премьер прошла в Солт Лейк Сити на торговой ярмарке Outdoor Retail.

MB: Килиан и Анна участвовали в съемках, а Коуди?

CF: Он тоже. Я снимал их с Килианом в трёх своих фильмах. Анну в двух ... хотя нет, в трёх, если считать микро-эпизод в The Core. Специальный приз тому, кто разглядит её там.

MB: Мы с Дейвом не понимаем, почему ты не пригласил Джонатана?

DM: Да, что за дела?

CF: А что не так? Я уважаю Джонатана, но я не в силах снять фильмы о каждом талантливом скалолазе планеты. Я очень переживаю, что у меня всего одна камера, а вокруг столько достойных людей.

MB: Но у тебя же специальная камера! Red One, кажется? И один великий оператор - Нельсон.

CF: Да, он бывал у вас. Мы давно с ним сотрудничаем, и в этом году я взял его "в штат". The Scene почти целиком снят на Red One, так что качество видео на высоте. Кроме того, много замедленных съемок, дивной красоты пейзажи, широкоформатные съемки как в кино, формат Blu-Ray. Этол настоящий hi-fi триумф. Поверьте, будет здорово!

DM: Сложно было определиться с районами съемок? Мне, например, кажется, что есть негласный закон: американский режиссер просто обязан отснять в Хуэко хоть пару кадров?

CF: Хе-хе, дааа. Я прежде всего стремился найти диаметрально противоположные по духу места, а не выбрать, скажем, пять великих районов. Инсбрук, к примеру, сильно отличается от Моаба. В последнем скалолазы думают только о том, чтобы залезть на одну из "башен" и прыгнуть с нее с парашютом. В Инсбруке же всё пропитано духом соревнований, и скалолазы думают только о том, чтобы оказаться на верхней ступени пьедестала и засветиться в прессе. Я не пытаюсь анализировать что лучше, а что хуже. Мне просто интересен этот контраст.

DM: Килиан и Анна, для вас соревновательный сезон окончен, так? Сколько он длился? Я спрашиваю потому, что для большинства американцев Кубок Мира бесконечно далёк. У нас тут не такая активная публика.

Kilian Fischhuber: Да, мы знаем нескольких американских спортсменов, но никто из них не участвует в всех этапах, а мы - да. В этом году было девять этапов, и заняли они около пяти месяцев. Три месяца мы готовимся, пять соревнуемся, оставшееся время лазаем на скалах.

MB: Как вы готовитесь к соревнованиям?

KF: Поскольку все соревнования проходят на "пластике", то и тренируемся мы в залах. В Инсбруке или других залах Австрии. Когда есть время выезжаем на скалы.

MB: А кроме лазания? Железо? Йога?

Anna Stohr: Да нет, я не таскаю железки и не занимаюсь йогой.

DM: Вы вроде как встречаетесь, да? Небось и тренируете друг друга?

AS: Ага.

DM: Ммм, и как, получается?

AS: Хорошо, когда есть с кем полазить, когда рядом близкий человек, который тебя мотивирует и заставляет преодолевать себя. Вы только не подумайте, что мы всё время лазаем вдвоем. Это было бы просто глупо, поскольку Инсбрук кишит сильными скалолазами.

DM: Можно сойти с ума если лазить только с другом\подругой.

AS: Это точно. :)

DM: Сколько дней в году вы тренируетесь? Хотя бы примерно? Я где-то читал, будто ты, Килиан, 200 дней.

KF: Не думаю, что это правда.

AS: Скажем, мы тренируемся 5 дней в неделю. Вот и считайте.

MB: Вопрос от слушателя: "Анна, как именно ты тренируешься?"

AS: Обычно пять дней в неделю. Бывает, что зимой (во время подготовки к сезону) я тренируюсь два раза в день, но всего два раза в неделю. Пару часов подряд лазаю боулдеринг и иду домой.

MB: А на фингерборде занимаешься?

AS: Нет, не люблю их. Очень трудно заставить себя заниматься чем-то подобным; куда приятней просто лазить.

MB: А ты, Килиан?

KF: Раньше я любил повисеть на доске, а теперь нет. Мы с Анной предпочитаем кампус-борд: динамические и статические упражнения на нём здорово выручают на соревнованиях. Но в основном мы просто лазаем.

MB: А тренер у вас есть?

KF: Да, у нас один и тот же тренер - Руперт Месснер. Он живет в Инсбруке, составляет нам программы, а мы стараемся неукоснительно им следовать.

DM: Как вам удается избегать травм при таких нагрузках? Я бы стер руки в кровь, тренируясь семь дней в неделю, если б они раньше не отвалились.

KF: Фокус в том, что мы уже давно лазаем - я - с семнадцати, Анна - с пятнадцати - и организм успел адаптироваться. Тело привыкло к нагрузкам. Мы ведь не сразу пришли к тренировкам семь дней в неделю - такое мало кто выдержит. Вот поэтому и серьёзных травм у нас не бывает.

MB: Килиан, ты - пятикратный чемпион. Как тебе это удаётся? :) Почему ты всех побеждаешь?

KF: Я думаю ... потому что я универсален. Я стараюсь выложиться по максимуму, чем бы не занимался: "трудность", лазание в горах, боулдеринг ... Такой подход позволяет мне быть готовым к трассам разных стилей. Не знаю почему, но я настроен на соревнования. Ну, и конечно успех придаёт сил, здорово мотивирует, начинаешь тренироваться ещё больше. Своеобразный замкнутый круг.

MB: Что такое "лазание в горах"? Объясни слушателям.

KF: Может мой сосед расскажет?

MB: Джонатан?

JS: Хм, да много что может быть. Есть пробитые маршруты высоко в горах, например. Там, конечно, особые условия для лазания. Может Килиан имеет в виду мульти-питчи в горах? Как бы там ни было, высота и суровые погодные условия добавляют пикантности. Это уже приключение.

DM: А ты не мог просто сказать "спортивное лазание в горах"?

JS: По-моему, это слишком просто. :)

DM: Ладно, продолжим с тобой, Джонатан: в Red River Gorge скоро начнётся сезон, и я знаю, что ты любишь это место. Ты собираешься туда?

JS: Да, конечно. Я бываю там каждый год на протяжении трёх лет. С волнением жду начала сезона, готовлюсь. В этом году я буду там недель шесть или семь.

DM: Не долго ...

MB: Семь недель в Red? Звучит здорово. Планируешь ехать один?

JS: Да, по крайней мере большую часть поездки буду один. Хотя у меня есть компаньон - моя собака! Прелесть путешествий заключается в том, что у тебя повсюду появляются друзья, всегда есть у кого остановиться, с кем поболтать. Думаю, в Red у меня не возникнет проблем с компанией.

MB: Желающие могут как-нибудь следить за твоими передвижениями?

JS: У меня есть сайт, www.jstarinorbit.com. Название так себе, но он доставляет мне удовольствие, стараюсь обновлять его хотя бы раз в неделю. Пишу обо всём, что происходит, выкладываю фотографии.

DM: Один из лучших скалолазных блогов, кстати. А ты не хочешь сделать упор на писательскую деятельность? Ты же пишешь для журналов, ведёшь блог. Тем более у тебя впереди такое путешествие.

JS: Да, я бы хотел писать побольше. Я получаю уовольствие от этого и хотел бы уделять больше внимания блогу, больше писать для журналов. Мне это интересно.

MB: Как у вас обстоят дела со спонсорами? Я знаю, что все вы имеете контракты с La Sportiva. Ты тоже, Коуди?

Cody Roth: Ммм ... Хм.

DM: Внимание - вопрос: а как мы можем добиться поддержки Ля Спортивы?

CR: Как заполучить контракт с Ля Спортивой? Хороший вопрос. Обычно они приходят к тебе, а не наоборот. По-крайней мере так обстоят дела в Европе. Какие они работаютв Штатах - я не знаю.

MB: Килиан, у тебя как было? Пришлось побегать за ними?

KF: Если честно, я не помню. Мы так долго сотрудничаем ... La Sportiva - один из моих лучших спонсоров. А как сейчас у них заведено я не знаю. Анна, ты же сравнительно недавно заключила контракт, да?

DM: Поздравляю!

AS: Спасибо. Меня им пришлось немного поуговаривать, но мы вместе с 2011-го года, и мне нравятся их методы работы.

MB: Выступлю-ка я адвокатом дьявола: есть мнение, что у Five Ten резина получше будет. Думаю вы с этим не согласитесь...

DM: Полная чушь!!!

AS: Полазь в Спортивах, а после поговорим.

DM: Анна, Килиан, вас также спонсируют австрийские вооруженные силы?

AS: Так точно!

DM: Ох уж эти иностранные штучки! К тому же это один из ваших основных спонсоров, да? Расскажите подробней.

AS: Грубо говоря армия - наше место работы. Сорокачасовая рабочая неделя, необходимость являться по утрам в офис (когда мы не в отъезде) и говорить всем "здравияжелаю", еженедельные отчеты о проделанной работе и планах на будущее; поездки на соревнования или вроде этой можно расценивать как командировки.

KF: То есть в данный момент вы при исполнении.

AS: Так точно!

KF: Правда мы сейчас без табельного оружия. :)

MB: А форму вы носите?

AS: Нет.

DM: Только Ля Спортиву! :) А это у вас срочный контракт?

KF: Да, подобная форма службы есть ещё и у немцев. Обычно в таком подразделении служат спортсмены олимпийских видов спорта, но нам вот повезло. Мы получаем зарплату, нам гарантированы страховка и пенсия, и при этом мы предоставлены самим себе. В общем, это прекрасное место работы, хотя и не очень денежное.

DM: Везёт же вам. Надеюсь, такая возможность появится и у спортсменов из других стран.

CF: Вы парни спросите Коуди в чём разница между Австрией и Америкой.

CR: В Австрии, как и в Европе в целом, социальная инфраструктура развита на порядок лучше. Скалолазание официально признано национальным спорткомитетом, что делает возможным его финансирование из бюджета страны. А членов Горного Клуба больше, чем футбольных фанатов. В этой стране подавлющее число граждан так или иначе имеет отношение к горам, потому-то так хорошо развиты горные виды спорта, спасательные службы. О победах скалолазов очень много говорят на радио и телевидении. Жители этой маленькой страны с сильной экономикой привыкли следить за горнолыжными гонками, и развитие соревновательного скалолазания идёт по схожему пути.

DM: Есть чему поучиться ...

CR: Особенно в плане финансирования... Американский скалолаз, желаюший активно участвовать в международных соревнованиях, должен жизнь положить, чтобы добиться успеха.

CF: Достаточно открыть протоколы любых соревнований, чтобы понять эффективность автрийской системы поддержки скалолазания. Может это не очень хорошо для развития скалолазания в целом, но австрийцы просто заполонили высшие строчки протоколов, особенно женщины.

AS: Да, пять из восьми на последних соревнованиях.

CF: Удивительный результат. Мужчины выступают скромнее, но всё равно австрийцы в своей фиолетовой форме [Килиан смеется, когда речь заходит о форме] заполоняют улочки небольших европейских городков, вроде Арко. Настоящая волна. Пьедесталы тоже частенько окрашиваются в этот цвет. В общем таланты талантами, но и финансовая поддержка играет важную роль.

DM: Такое большое число талантов в стране с населением всего лишь 8 миллионов человек ... Что появилось раньше: курица или яйцо? Система или талантливые спортсмены? Мне кажется система тут первична.

CF: Важную роль играет и география. Альпы - это история и культруа Австрии. Скалолазание здесь имеет долгую историю. Пару недель назад Килиан и Анна стали обладателями Кубка Мира, и их тут же пригласили на ТВ-шоу. Новости об их победе шли наряду с новостями о Формуле-1 и футболе. Это свидетельствует о популярности скалолазания. В Америке скалолазание - удел немногочисленных адреналинозависымх, которые лазают по камням в пустыне, и никому это не интересно.

MB: ClimbTalk следит за ними! Вы упоминали Арко. Там были соревнования?

KF: Да, там проходил Чемпионат Мира сразу в трёх дисциплинах: боулдеринге, трудности и скорости. Анна стала чемпионкой мира во второй раз (первый - в 2007-м году). Я занял лишь четвертое место; немного расстроился, но ничего.

MB: А в скорости вы участвовали?

KF: Нет. По мне так это не самая интересная разновидность скалолазания. К тому же там доминируют русские и китайцы, и рассчитывать на что-то очень и очень сложно.

DM: Почему так? В чем их секрет?

KF: У русских богатый опыт, а китайцы быстро смекнули, что здесь они могут брать медали и занимать подиум. Поставили себе цель и добились результата. Это похвально.

[...]

DM: У меня вопрос к спортменам: физическую подготовку мы обсудили, а как вы готовитесь психологически? Как коротаете время в накопителе, например? Интересно, у вас одинаковый подход или разный?

AS: Очень разный. Я перед стартом слушаю музыку; Килиану нужны тишина и покой.

KF: Даже не знаю. Какой-то особенной стратегии за десять лет участия в Кубках Мира я не выработал. Заметил только, что мне просто необходимо слегка нервничать, чтобы не терять концентрацию. Повторяю себе постоянно: "Это очень важно!"

DM: А какова роль агрессии? Я часто смотрю видео с соревнований и прямо чувствую ... буду дипломатом - энергию. Кажется, что вы высвобождаете огромное количество агрессии тем самым подпитывая себя.

AS: Каждый сам выбирает нужное состояние духа. Некоторым действительно нужно завестись, чтобы лезть на пределе, но в моём случае это не работает. Если у меня не получается что-то, и я начинаю злиться, становится только хуже. Но, повторюсь, у каждого свой путь.

KF: Анна совершенно права. Это справедливо не только для соревнований, но и обычного лазания. Некоторые любят кричать среди деревьев, заводятся, пинают всё, что попадается под ногу; другие всё делают молча, сидят себе спокойно под камнем, может медитируют. Но каждый ищет свой собственный путь.

На соревнованиях главное сдерживать свою агрессию, поскольку это публичное мероприятие, а не уличная драка. :) Есть определенные границы, которые нельзя нарушать. Некоторые любят бить стену, швырять мешки с магнезией ... пускай, люди вольны выражать свои эмоции, но лишь до тех пор, пока это не задевает окружающих.

CF: Парни, непременно спросите Килиана вернется ли он в Колорадо! Он же вылитый Шварценегер. Он весь день сыпет цитатами из фильмов, а я даже не знаю из каких.

KF: Да, Чак так ничего и не угадал, зато вдоволь насмеялся над моим английским, засранец. Пусть, кстати, скажет что-нибудь по-немецки! Он медленно, но верно прогрессирует.

DM: Вопрос для всех: кем из живущих ныне или уже умерших скалолазов вы восхищаетесь? Очень интересно знать мнение сильнейших скалолазов планеты.

JS: Я пожалуй назову Томми Калдвела. Я много общаюсь с ним, в том числе по работе, и выяснилось, что у нас много общего. И хоть Томми начал лазить раньше меня, но наши отцы были настоящими скалолазными энтузиастами, и мы много времени проводили в Estes Park. Я восхищаюсь его разноплановостью и уровнем мастерства. С ним легко общаться, он открыт, но при этом - супер-звезда и один из лучших американских скалолазов.

MB: Теперь ты, Килиан?

KF: У меня нет кумиров, но я часто восхищаюсь людьми с которыми тренируюсь. На тренировке, на скалах или на соревнованиях меня окружают разные люди, и порой я прихожу в восторг от их лазания, от их отношения к конкретным маршрутам и скалолазанию в целом.

MB: На соревнованиях ты в первую очередь борешься с самим собой или с соперниками?

KF: Прелесть скалолазания как раз в том и заключается, что нет нужды бороться с соперником, поскольку перед тобой только стена и зацепки. Никто не пытается столкнуть тебя со стены или обогнать. Борешься только с препятствием, будь то маршрут, проблема или отдельное движение. Именно поэтому соперничество не выливается в острые формы, а на афтепати царит дружественная атмосфера. Это здорово!

MB: Анна?

AS: Присоединяюсь к Килиану: кумиров у меня нет, но я уважаю многих скалолазов.

DM: Чак?

CF: Я много кем восхищаюсь, отчасти потому, что это часть моей работы. Килиана, например, слегка раздражает моя привычка восхищаться каждым его движением. Но мне это просто необходимо, чтобы отснять материал. Килиан же на все мои восклицания закатывает глазки, как бы прося прекратить. Но я правда считаю, что он лезет красиво и плавно, например. Такова моя доля - наблюдать за лазающими людьми. При этом я не блаженный какой-то, всем поющий дифирамбы. Если считаю нужным, высказываю нелицеприятные замечания прямо в лицо.

MB: Килиан, почему ты так хорошо лезешь?

KF: Тут дело скорее не в том, что я хорош, а в том, что я последователен в своём развитии. Многие лезут лучше меня на скалах или соревнованиях, но на протяжении многих лет я четко знаю куда иду, благодаря чему являюсь пяткратным обладателем Кубка Мира. Некоторые могут быть очень сильны в течение года или пары сезонов - и всё. Я же лазаю на высоком уровне вот уже десять лет, и пускай в каждой отдельной дисциплине я не хватаю звёзд с небес, но общий уровень получается очень даже ничего.

MB: Коуди, кем ты восхищаешься?

CR: А я вот не скажу, что не имел кумиров. В детстве, в Альбукерке, у меня был прекрасный наставник - Ланс Хайдфельд. Мы и по сей день с ним в прекрасных отношениях, и я очень ему благодарен за то, что он взял меня под своё крыло, вселял в меня уверенность, заставлял двигаться вперёд, обучал. Потом я познакомился с Килианом ... Это случилось на Чемпионате Мира среди юниоров в 1999-м году, нам тогда было по 15 лет.

MB: Где это было?

CR: В Италии. Ни один из нас тогда не выиграл. Более того, ни один из нас ни разу не становился Чемионом Мира, хотя Килиан стоял на подиуме, а я пару раз попадал в финал. Килиан, кажется, был вторым на Юношеском Чемпионате. Да, точно.

Так вот, встреча с Килианом изменила мою жизнь. В 19 лет я снова решил поучаствовать в соревнованиях, и на этапе Кубка Мира в Имсте попал в финал. Килиан предложил остановиться у него в Инсбруке, после чего в голове у меня всё встало на свои места, и я решил остаться в Австрии. Я продолжал соревноваться, постепенно смещая фокус в сторону лазания на скалах. Мой сосед по квартире оказывал на меня сильное влияние - не уверен, что его можно назвать кумиром, но он стал мне настоящим другом и источником вдохновения.

Все мы не живем скалолазанием на 100%, оно не заменяет нам пищу, воздух, сон. Оно просто всем нам доставляет удовольствие. Это образ жизни. Нечто, что приносит нам удовольствие, и чем мы занимаемся в свободное время, выкладываясь на сто процентов. Возможно, именно поэтому уровень мотивации всегда остается высоким. Приятно иметь дело с людьми вроде Килиана или моего соседа - он социальный работник, горный гид и суперталантливый скалолаз. Но кроме этого он абсолютно нормальный парень, как и Килиан, и их можно запросто встретить в баре за кружкой пива.

MB: А чем вы занимаетесь когда не хочется лазить? Есть у вас хобби? Может вяжете?

DM: Вяжут?!

MB: Начнём с тебя, Джонатан?

JS: Я вяжу шарфы и шапки. :) До скалолазания я катался на горном велосипеде, и люблю это занятие до сих пор. Сегодня катался, например. А ещё я всё чаще ловлю себя на мысли, что чем больше времени уделяю лазанию, тем сильнее мне хочется нагружать мозг, поэтому стараюсь больше читать, играть в шахматы. В общем, развивать не только тело, но и интеллект.

MB: А ты Килиан чем занимаешься, когда не лазаешь?

KF: Зимой катаемся на лыжах; летом - на велосипедах. Это здорово. Еще у нас с Анной есть своеобразное хобби - учёба в университете. Я учусь с ... уже восемь или девять лет. Есть опредлённые успехи ... :) Надеюсь скоро - годика через два - получить диплом. К счастью, в Австрии с этим нет особых проблем, и можно учиться столько сколько пожелаешь. Образование не очень дорогое и хорошее.

MB: На кого ж ты учишься?

KF: Буду учителем английского и физкультуры.

MB: Анна, у тебя есть хобби?

AS: То же самое что у Килиана: лыжи, велосипед, университет.

DM: А ты на кого учишься?

AS: На преподавателя английского и физкультуры. :) Но у нас с Килианом разные жизни!

KF: Видите, я её идол!

AS: Нет, я его.

MB: Я бы хотел задать этот же вопрос Чаку, но боюсь услышать его ответ.

CF: Чего ты боишься? Что такого я могу делать в свободное время? Я отвечу так: какое свободное время? Последние несколько лет я пытаюсь наладить бизнес, создаю команду, и что-то начинает получаться. Мне очень нравилось лазить, но потом я полностью переключился на производство фильмов. Буду счастлив стать режиссером фильмов уровня V14, а пока что я где-то на уровне V6 ...

["Неееееет," - загудела студия.]

CF: Спасибо друзья, спасибо! Дайте я вас всех обниму! Вообще-то, когда я не работаю и не лазаю, стараюсь проводить как можно больше времени дома. За последние девять недель я был дома всего лишь две. Здорово конечно путешествовать, воплощать свою мечту, но очень часто я просыпюсь и не знаю в каком городе нахожусь.

DM: Вы только что переехали в Денвер, да? Теперь Chuck Fryberger Films расквартирована там?

CF: Да, теперь у меня студия в Денвере. Не очень большая - 1100 кв. футов. Снимаем там коммерческие ролики. У меня "в штате" два человека, а остальные работают на контрактной основе.

Мы делаем не только скалолазные фильмы. Сейчас, например, заканчиваем документальный фильм о музыке и запускаем проект для винодельческой компании. Спектр наших интересов весьма разнообразен. Скалолазание конечно приоритетное направление, но и дифференцация должна быть.

MB: Коммерческий ролик для винодельческой компании? Ты их нашёл или они тебя?

CF: Как ни странно они вышли на меня. Старые связи, еще с тех пор как я диджеил в Boulder Rock Club.

DM: Underground Chuck…

CF: Да, старые добрые времена. Репутация играет важную роль в моей бизнес-модели. Большое число заказов поступает от людей с которыми я когда-либо знакомился.

DM: Коуди, чем ты занимаешься в свободное время.

CR: Зимой много катаюсь на сноуборде: на пять-шесть недель забываю о скалолазании. Здорово получить передышку. Еще люблю сёрфинг. Делаю кое-какую работы для спонсоров. Кручу трассы. Перевожу статьи для журналов и компаний. Работаю диджеем.

[Выполняя обязательства говорим о спонсорах. Анну, кстати, спонсирует производители пасты и мобильных телефонов.]

DM: Спасибо, что пришли к нам. Мы очень, очень это ценим. Было здорово. Также благодарим наших слушателей. Запомните, мы есть в Фейсбуке. Любите нас! Повышайте нашу самооценку, ибо она катастрофически мала. :) Пишите нам на climbtalkradio@gmail.com. Спасибо! Хороших выходных.

[Чак делает последний выпад в сторону Килиана: "Спросите его, вернется ли он!" - "Килиан, ты вернешься к нам?" С ужасным австрийским акцентом Килиан произносит знаменитую фразу их "Терминатора": "Ал би бэк!" Занавес.]

Комментариев нет:

Отправить комментарий