вторник, 11 января 2011 г.

Дэйв Грэм - сильнейший скалолаз Америки (Dave Graham America's Strongest Rock Climber)

Источник: rockandice.com
Автор: Andrew Bisharat



Проведя шесть лет в Европе, Дэвид Грэм вернулся в Америку - сильным как никогда. Отчего же лучший скалолаз в мире остается непонятым?



Ночь оставляла ощущение неповторимости, видимо из-за присутствия лучшего скалолаза Америки - Дэйва Грэма. Место действия - Hurricane ("ураган") - крошечный и унылый городок в штате Юта - полностью соответстовало названию - дождь и ветер разрезали небо словно нож для суши мясо кальмара. Страсти также бушевали и в одноэтажном глинобитном доме, ставшим местом ночных дебатов. Компания скалолазов сидела в столовой, переваривая ужин и попивая алкогольные напитки. Говорили об этике.

"Мдааа, нууу, мнения похожи на дырки - они есть у каждого," - сказал Йорг Виссер (Jorge Visser), живущий здесь с подругой, Лорен Ли (Lauren Lee). Дэйв Грэм и Лайла Мамми (Layla Mammi) примчались сюда на пару дней. Я смотрел в окно, потягивал виски и гадал чем же это закончится, если погода не изменится к лучшему.

"Долблёнкам нет оправдания. Делая их, люди обкрадывают будущие поколения. Баски это осознали. Многие из них лезут 5.14b/F8с. 'Вы все лезете 5.14b?' - 'Да, все.' И вот ..."

"Но на их маршрутах полным-полно долблёнок!" - встрял Виссер. Он прекрасно знал, что только так можно прервать монолог Грэма.

"Люди не создают зацепки! Красота естественного маршрута как раз и заключается в осмыслении чуждого нам. Мне интересно искать расклад, который очень-очень отличается от расклада Криса [Шармы] (Chris Sharma). А "долблёные" маршруты все одинаковы. И это скучно."

Ночь редка еще и потому, что Дэйв Грэм, шесть лет назад исчезнувший в Европе, наконец-то вернулся в Америку. Всё это время его единственным занятием было лазание. Как говорит сам Дэйв "лазание очень, очень, очень сложных маршрутов". В общей сложности он пролез 140 маршрутов категории 5.14a/F8b+ и выше, в том числе сделал первое прохождение Coup de Grace (5.15a/F9a+) - реального кандидата на звание сложнейшего маршрута в мире.

Рассуждая о "долблёнках" Грэм не переставал массировать распухшую руку - результат травмы, полученной во время последней поездки в Хуэко (Hueco), где он пролез много "проблем" за авторством Фрэда Николя (Fred Nicole). Он не тратил много попыток, понижал категории некторых из них, создавал собственные шедевры. Количество боулдеринговых проблем категории V10/F7C+ и выше, пройденных им, сложно подсчитать, но их число точно переваливает за три сотни.

В погоне за большими числами легко потерять смысл, так что важно не воспринимать Грэма исключительно в статистическом ключе. Многие считают его психологический настрой эталоном. К сожалению, по необъяснимым причинам успехи Грэма на профессиональном поприще не соответствуют его феноменальному таланту. Он остаётся в тени Криса Шармы, четы Калдвелов и даже Лорен Ли, подобно мне тихонько сидящей и отчаяно пытающейся уловить потаенный смысл резкой и длинной тирады.

"Я лишь хочу сказать, что у людей физически сильных, например, Дэниэля Вудса (Daniel Woods) или Адама Ондры (Adam Ondra), маршруты с "долблёнками" в действительности не вызовут затруднений. Абсолютно никаких."

"Забавно наблюдать, как люди пытаются духовно совершенствоваться посредством скалолазания. Тоже мне путь к просветлению. А в реальности все топ-скалолазы которых я знаю - неудачники," - сказал Виссер. После этого комментария Грэм переменился в лице. Он показался мне злобным и недовольным. Впрочем, я заблуждался. Просто Грэм от природы импульсивный, а хороший спор для него так же привычен как и 5.12d/F7с.

Спор по поводу "долблёнок" достиг предела. Грэм сполз на край стула, его голубые глаза излучали дикую энергию.

"Не думал, что ты так заведешься. Что мне сказать, чтобы ты успокоился?"

"Ничего! Я - Скорпион!" - проорал Грэм.


История двух Грэмов


Дэвид Итан Грэм "слишком разговорчивый", чересчур "самоуверенный", очень "худой" и совсем "не сексуальный". Всё это он уже слышал не раз.

"Только в Америке человек может считаться худшим скалолазом из-за того, что он худой и у него "не закрывается рот," - говорит Грэм, имея в виду статью, опубликованную в 2000-м году - незадолго до его отлета в Европу. Автор в хамской манере провозглашал, что из-за своей внешности и образа жизни Грэм должен считаться худшим, а не лучшим скалолазом Америки.

"Не вижу причин почему я должен считаться худшим! Я один из лучших. Я много и тяжело работаю. Очень, очень, очень много и тяжело."

Погоня за сенсацией, принцип "чем больше, тем лучше", безумная страсть к превосходным степеням - всё это столпы американской культуры, которая никогда не примет Грэма - тощего, неприметного уроженца Новой Англии. Ему бы обёртку поярче! В мире профессионального скалолазания ценятся новые категории, на худой конец - красавчики, умеющие себя подать. На этом можно заработать. Охочие до спонсоров скалолазы часто заявляют дутые категории, не стесняются трезвонить о нелогичных или "долблёных" под их стиль маршрутах, намеренно преувеличивают качество/красоту/сложность линий.

Грэм очень открытый человек. Грэм очень вежлив и приветлив в повседневной жизни, всегда готов к разговору, с интересом выслушивает мнения окружающих, но внутри него бушуют страсти и царит воинственный идеализм. Грэм идеально честен (порой в ущерб самому себе), особенно когда дело касается лазания.

"Я мог сказать, что Coup de Grace - 5.15b/F9b. Если люди хотят услышать от меня именно это - ради Бога, я скажу, но как мне жить дальше? Я бы хотел, чтобы мой маршрут тянул на эту категорию, и, возможно, так оно и есть, если сравнивать с тем, что я лазил в Европе, но с другой стороны еще не устоялась категория 5.14d/F9a. И мне не просто заявить о 5.15a. Мы только "пощупали" сложное лазание, так к чему спешить?"

В канун Рождества 2004-го года Грэм опубликовал на 8а.nu обличительную статью, в которой расположил скалолазов в соответствии с их прохождениями. Он только что вылез свой проект - сидячий старт "проблемы" Тони Лампрехта (Toni Lamprecht) The Dagger (V14/F8B+), расположенный на одном камне с Dreamtime (Cresciano, Швейцария). Грэм назвал свою "проблему" The Story of Two Worlds, оценил как V15/F8С и заявил, что это "новый эталон" данной категории.

Этим заявлением, он дал понять, что другие V15 - Dreamtime Фрэда Николя и New Baseline Бернда Зангерла (Bernd Zangerl), которые он пролез в 2002-и 2003-м - таковыми не являются. В карточке на 8а.nu он привел категории этих и других "проблем" в соответствие с собственным виденьем.

"Я выразил своё собственое мнение и не хотел никого обижать. Всё чего я хочу - это лазить действительно сложные маршруты."

"Разве можно злиться на человека за то, что мой маршрут кажется ему проще, чем мне? Иногда дело в раскладе, а иногда я мог просто-напросто заблуждаться," - говорит Николь, который безуспешно пытался пролезть две V15 Грэма: The Story of Two Worlds и From Dirt Grows Flowers.

Название The Story of Two Worlds полно иронии. В одном мире живет Грэм - в полной гармонии со своим талантом и верой, честный на 100%; в другом - все остальные.

"Людям сложно понять страсть. Когда ты чем-то увлечен и с головой бросаешься в дело, со многим приходится мириться. Я считаю, люди имеющие авторитет, не должны растрачивать его на ерунду. Каждое действие нужно хорошо обдумать, поскольку спешка не приносит пользы. Я понимаю, некоторым необходимо создавать ажиотаж вокруг категорий ... чтобы деньги не переводились, не создавалось ощущение застоя, но это идет в ущерб творческой составляющей лазания. Богатство скалолазания в его живости и увлекательности."

На следующий день дождь так и не прекратился. Проснувшись за пару минут до полудня, Грэм бросился звонить Джейсону Келу (Jason Kehl), чтобы обсудить рекламную поездку в Японию: подзаработать, наделать фотографий и - самое главное - полазить.

"Мне грех жаловаться. Я - счастливчик."

О лазании не могло быть и речи, так что Грэм, Мамми и я отправились в малоприметный каньон на окраине Сэнт Джорджа - дивное сочетание стен и промоин, возможно, пригодных для боулдеринга.

"Может найдем где полазить. Чёрт дери! Может мы найдем что-нибудь нереально, нереально крутое!"

Дэйв аккуратно вёл Сааб, который они с Мамми купили у приятеля, в плотном потоке машин. Он был очень спокоен несмотря на плохую погоду и травмированую руку. Внезапно его настроение изменилось, как будто переключилось вместе с очередной передачей.

"Долбаные людишки!"

"Эти люди не мочь ехать скоро," - сказала Лайла с сильным немецким акцентом. Грэм и Мамми, которая родилась в Германии, были вместе уже 3 года. Познакомились они в Бишопе, во время лазания.

Мы остановились за женщиной в огромном старом "бьюике" и ждали когда она повернет. Наше внимание привлекла желтая наклейка на бампере: "Мужчина + Женщина = Брак". Помня о том, что находимся в краю мормонов, мы приянли это за пропаганду моногамии, однако спустя мгновение поняли, что женщина протестует против однополых браков. Грэм сигналил секунд сорок, не меньше, пока машина впереди не повернула. Объезжая "бьюик", они с Мамми выразили свое презрение.

"Не могу поверить, что в наше время, в этой стране есть такие люди. Какая тупость. Как можно диктовать людям как им жить?"

Мне с галерки вспышка гнева казалась несоизмеримой с вызвавшим ее поводом, хотя я был полностью на их стороне. Я чувствовал себя Виссером, пытаясь сделать или сказать что-то что помогло бы умерить гнев Грэма. К счастью, мы добрались до места назначения, и он выпрыгнул из машины.

"Ты только глянь на тот камень. Издалека смотрится просто здорово. Видишь участки странного цвета? Интересно, там есть зацепки?"

Грэм умчался вниз по тропе. Я быстро достал вещи, отметив столь быструю перемену настроения. Судя по всему эта история не ограничивается двумя мирами.


Грэм. Начало.


"В моей буйной голове одновременно уживаются оптимист и пессимист. Я могу сидеть в одиночестве и распалять себя тремя противоположными мнениями. Если бы не лазание, я бы находился в состоянии войны с самим собой."

Грэм рассказал мне о детстве, проведенном в Портлэнде, о трудностях в средней школе, о матери-лесбиянке и странных взаимоотношениях в семье, о чуде под названием "скалолазание". Как журналист я внимательно следил за перепитиями его жизни, в то время как моя скалолазная составляющая пыталась выяснить секрет Грэма - как на протяжении столь долгого промежутка времени ему удается сохранять одержимость лазанием.

Выяснилось, что Грэм всегда был маниакально активен. В детстве он давал выход энергии охотясь на змей и черепах. Хорошо учился в школе, катался на лыжах, играл в группе на гитаре, занимался хоккеем.

"Мне кажется, успехи Дэйва в скалолазании во многом обусловлены чувством равновесия. Это у него еще со времен увлечения хоккеем. Он не очень хорошо управлялся с шайбой, но тренеры ценили его за целеустремленность. Скалолазание - первое дело в котором он действительно преуспел," - говорит отец Грэма, Эндрю. Он живет в Портлэнде со своей женой, Анной, и владеет фирмой, специализирующейся на цифровой печати.

Родители Дэйва развелись когда ему было 8; инициатива исходила от матери, Вэнди, которая уже семь лет живет с ирландкой по имени Сив. Венди променяла работу в крупной компании на садоводство - свою настоящую любовь.

У Грэма есть брат, Исаак, 20 лет от роду, учащийся в школе в Боулдере, и сестра по отцу - семилетняя Элеанора.

"Мои родители идеально мне подходили. Такая идеальная семья отверженных."

По словам родителей Дэйва, они дали ему полную свободу, полагаясь на его сознательность. В 16 лет он уже ездил в скалолазные туры по стране. В одну из таких поездок он пролез за неделю все "долблёные" (читай "простые") 5.14/от F8b+ в Чарльстоне (Невада). В другой раз друзья бросили его в Smith Rock (они просто не выдержали), но Дэйву посчастливилось встретить Бет Роден (Beth Rodden). Вместе они работали над To Bolt or Not to Be - первой 5.14a/F8b+ в Америке.

"Он попробовал этот маршрут ... со стороны казалось, что он лезет по кампусу. Я не встречала человека с более сильными пальцами. Мы с Томми однажды наблюдали как Дэйв лез V14/8B+ и разговаривал. Энергия из него просто бьёт ключом."

Результатом еще одной поездки стал до сих пор неповторенный Psychedelic (5.14d/F9a) неподалеку от Сэнт Джорджа. Вместе с Flex Luther Калдвела этот маршрут претендует на звание "сложнейшего в стране".

Родители также позволили Дэйву самостоятельно выбрать среднюю школу: либо Диринг - частную, консервативную, преимущественно "белую", в престижном районе города; либо муниципальную - в деловой части города, с разнообразным по национальности составом учеников (45% составляют представители национальных меньшинств). Грэм выбрал последнюю.

"В обычной школе у учеников больше свободы, в то время как в Диринге довольно суровые порядки. Уверена, Дэйв сделал правильный выбор."

Начался сложный период в его жизни.

"Было жёстко. Меня бесило то, что люди ужасно относятся друг к другу. У нас учился один парень из Сомали ... представляю каково ему было очутиться в этой нереальной вселенной, в которой люди озабочены лишь MTV и шопингом. При этом учителя учат их быть более требовательными к себе."

Со скалолазанием Дэйв познакомился в 14 лет - друг уговорил его сходить на местный скалодром. Отец купил ему скальники, систему и абонемент - было ясно, что этот спорт подходит жилистому и пластичному Дэйву.

Он начал лазить со своим другом и одноклассником, Люком "Гомесом" Паради (Luke “Gomez” Parady). На неделе они лазили в зале, а по выходным ездили в Румни (Rumney) - скалолазную мекку северо-востока. На протяжении двух лет они "мочили" там всё подряд: от 5.11/F6c до 5.14/F8b+. Лет в 16 Дэйв впервые попал в поле зрения скалолазных журналов благодаря тому, что упорно и методично "разбирался" с новыми проектами в Румни. Jaws (5.14b/F8c), China Beach (5.14b/F8c) и Livin’ Astro (5.14c/F8c+) - не только самые известные и сложные маршруты страны, но и самые красивые. Однако в школе Дэйв чувствовал себя недооцененным и непонятым. Эти чувства знакомы ему и по сей день.

"Каждый раз я возвращался со скал преисполненный гордости. Я был счастлив, возбужден, но сверстники издевались надо мной, говорили что-то типа "лазить по скалам - охренительно весело".

"Люк не обращал на это внимание, ему всё было по барабану. Но я - хотелось бы знать почему - не мог взять и сказать: "Да херня это всё." Думаю каждый должен бороться за свои чувства. Энергия - это очень здорово и очень много для меня значит."

Отец Дэйва уверен: "Дэйву очень сложно мириться с тем, что люди не разделяют его ответственного подхода ко всему происходящему вокруг. Он хочет жить в идеальном мире и единственным местом где все идеально являются скалы. Подозреваю, он с раннего детства борется за это. Однажды, когда ему было десять и мы катались на лыжах, он оглядевшись сказал: "Вот бы весь мир был сделан из овечьей шерсти." Это казалось ему совершенством."

Знаменательным событием в жизни шестнадцатилетних Дэйва и Люка стала встреча с Джо Киндером (Joe Kinder) - талантливым парнем скалолазный стаж которого равнялся одному году. Их беззаветно преданное скалолазанию трио заняло достойное место в истории. Сочетание таланта, юношеского задора и дружбы позволило им достичь уровня, которого они вряд ли б достигли по одиночке.

"Мы лазили очень сложные маршруты, очень быстро и всегда вместе. Ничто не сравнится с той движухой," - рассказал мне Грэм. Внезапно он умолк, и это был первый и последний раз когда он не мог подобрать нужных слов. "Люк и Джо - настоящий подарок судьбы."

Сотрудничество было взаимовыгодным: за пол года Киндер поднял свой уровень с 5.13b до 5.14b.

"Мы просто не представляли, что можно лазить по одиночке. Жили в своём маленьком мирке, пробовали сложные маршруты. Дэйв - как самый мотивированый из нас - пролезал первым, за ним Люк и я. И по сей день Дэйв остаётся моим кумиром."

Если не удавалось выбраться в Румни, трио лазило в зале по особой "Программе", заключавшейся в одном-единственном правиле: лазить каждый день, не причиняя себе вреда.

"В зале мы старались лазить одну и ту же проблему разными стилями, имитируя собственных кумиров: плавно, как Франсуа Легран (Francois Legrand), мощно, как Крис Шарма или статично, как Икер По (Iker Pou).

Когда имя Дэйва только стало появляться на страницах авторитетных изданий, карьера другого талантливого парня уже бурно развивалась.

"Крис - мой герой. Его фото было напечатано на задней обложке первого купленного мной скалолазного журнала. Бесконечные рассказы о его "подвигах" буквально заряжали меня энергией. Он обладает каким-то невероятным талантом. Я обожаю его стиль. Он очень эмоциональный и всегда оказывается в нужном месте в нужное время. Всегда правильно располагается и выбирает правильную траекторию движения. Он очень много для меня значит."

"Единственное, что портит наши отношения, склонность Криса выкуривать весь мой табак."

Несмотря на то, что Шарма и Грэм дружат, их публичные образы и восприятие публикой кардинально отличаются.

Шарма из So Cal. Он красив, хорошо сложен и снимался для Эсквайра в свитере за $1300. Он никогда не оценивает сделаное им. Может на несколько месяцев отойти от дел, что воспринимается как проявление сдержаности и духовности. Грэм из Мэйна. Он тоже ничего внешне, но худоват (55 кг, 170 см). Много рассуждает о категориях и "гномит" тех, кто долбит скалы. Несправделивость этого мира не дает ему покоя. Он лазает почти каждый день, продуктивней Шармы чуть ли не в два раза, но его никогда не снимали для Эсквайра.

Киндер, который в дополнение к спонсорской поддержке два дня в неделю работает в REI ("за страховку"), уверен, что журналы порой создают ложный образ человека: "У подавляющего числа людей Дэйв вызывает негативные эмоции. Просто какая-то традиция, и мне это не нравится."

Склонность Дэйва указывать людям на их ошибки и выдавать обличительные тирады вовсе не свидетельствует о его безумии. По крайней мере в этом уверены члены его семьи и друзья.

"Людям следует знать, что Дэйв умный, способен поддержать любой разговор. Он очень внимательный и бескорыстный человек. Всегда настроен на положительный лад. А еще этот засранец очень крут, ведь обезжиренные продукты нынче в моде."

Застенчивому восемнадцатилетнему парню не просто справиться с вниманием публики. В 2000-м году, получив родительское благословление (моральное и материальное), Грэм променял колледж на Европу. По его словам "чтобы погрузиться в бездну тамошнего тяжелого лазания."


Заморский опыт


Грэм лазил тяжелые европейские маршруты с 18 до 21 года. 21-го мая 2001-го года он стал первым (и пока единственным) американцем, повторившем Action Directe (5.14d/F9a, Франкенюра, Германия) - первую в мире 5.14d, пройденую Вольфгангом Гюлихом (Wolfgang Gullich) в 1991-м. В 2002-м он пролез Dreamtime - до того как некто упростил его зверски почистив; он также пролез Collateral (V14), который так же был "выдолблен" до V12.

Он сделал первые прохождения таких маршрутов категории 5.14с/F8c+ как The Foun (Boki), Ba Ba Black Sheep (Ceuse), Voie de Petrol (Pic St. Loup). Пролез в Швейцарии несколько проблем категории V14/F8B+: King of Sonlerto (Ticino), Deep Throat (Avers), Lonely Low Lifestyle (Susten Pass), Confessions (Cresciano). И конечно, нужно упомянуть две его V15/8C: From Dirt Grows Flowers и The Story of Two Worlds в Chironico и Cresciano соответственно.

"Я дал выход эмоциям. Мне было чем заняться, тем более, ни один американец не лазил все эти маршруты. Но это было не главное - за каждым маршрутом стоял гигантский культурный опыт. В Европе я встретил людей, которые приняли меня таким какой я есть. Я оказался там, потому что хотел этого, и они впустили меня."

Грэм почти свободно говорит по французски и испански, может объясниться на итальянском и немецком.

Вернувшись в Штаты он встретил Лайлу Мамми - свою первую подружку. Вместе они вернулись в Европу и курсировали между Швейцарией, Испанией и Германией до тех пор пока не осели в Швейцарии.

"Мне было 23, и я только что въехал в свою первую квартиру. На что это было похоже? Наконец-то не нужно было каждый день куда-то ехать, менять съемные квартиры. Я был чертовски счастлив заиметь квартиру," - говорит Грэм, улыбаясь и скептически покачивая головй.

В Европе Грэм наконец-то научился управляться с действительностью: "Я не сдал экзамен на отлично, но многому научился и очень сильно изменился. Стал намного уверенней, не то что в средней школе."

Мать Грэма, Венди, пару лет назад ездила в Италию и лично убедилась в происшедших переменах: "Он сильно повзрослел, особенно после того как познакомился с Лайлой. Он был просто великолепен во время переезда из Швейцарии в Италию. Такой уверенный. Я была удивлена его знаниям о мире, политике."

И хотя Грэм наконец-то почувствовал себя на своем месте, он стоял особняком на европейской профессиональной сцене с её нешуточной конкуренцией.

"Швейцарцы не хотят со мной лазить. В них очень силен дух соперничества," - говорит Грэм. Однажды он наткнулся на Фрэда Николя, который работал над новым проектом, и тот, едва завидев Грэма, собрал вещи и поспешил удалиться.

"Бернд и Фред неплохо относятся к Дэйву, но их ревность легко объяснима. Они оберегают собственные проекты, чтобы пролезть их первыми," - считает Киндер.

"Мне очень жаль, что у него сложилось такое впечатление о швейцарских скалолазах. Дух соперничества свойственен любому, но одних он мотивирует, тогда как на других оказывает разрушительное воздействие. В любом случае, соперничество не должно выходить на первый план," - говорит Николь.

После прохождения Coup de Grace - первого "гибридного" маршрута, иначе говоря последовательности из четырех очень сложных боулдеринговых "проблем" - он вернулся в Америку, переполняемый уверенностью: "И хотя мне приходится отвоёвывать место под солнцем, я сумел справиться с непроходящим чувством неудовлетворенности. Есть решения. Надеюсь, всё сложится хорошо."

"Дело не в категориях и соревновании. Он уверен, что живя подобным образом спасает мир. Думаю он прав. Лазание - занятие для каждого и любой может стать его частью, обретя свою долю удовольствия," - считает отец Дэйва.


Первый раз за неделю вышло солнце. День был ясный и свежий - именно такой и должна быть Юта по замыслу Господню. Грэм, Мамми, Исак Кальдиеро с подругой, Амбер, и я отправились в сектор Black and Tan, чтобы посмотреть новый маршрут Boone Speed - сложный, короткий и безжалостный. Грэм всё еще нетрудоспособен из-за травмированой руки, но его основные задания на сегодня - страховать, курить и рассказывать нам о расизме, царящем в среде европейских политиков.

Кальдиеро с третьей попытки вылезает 5.14а, которую он уже пробовал раньше, Грэм же возится со своим "айподом". Следующий член нашей группы подходит под маршрут, и Грэм интересуется под какую музыку он бы хотел лезть. Вопрос остается без ответа. Грэм просит меня постраховать его на проекте.

"Я просто хочу попробовать движения. Если рука заболит - спущусь."

Все смотрят на него, в ожидании прекрасного зрелища. Грэм пару раз срывается - из-за руки - но спустя 15 минут пролазит потенциальную 5.14b/F8c. Мы все получаем достаточно информации о том какие там замечательные движения и что из себя представлет "ключ".

"Мне необходимо что-то делать, иначе меня убьют за разговоры,"- смеется Грэм. Вывязываясь он также сообщает: "Я стараюсь понять происходящее вокруг. Я очень люблю скалы, люблю осмысливать их. И, кажется, мне это удаётся."

Мы переходим в соседний "разминочный" сектор, чтобы Амбер пролезла с "верхней" свой первый маршрут.

"Значит так, никого не слушай, делай то, что кажется тебе естественным, и всё будет в порядке," - напутствует ее Грэм. Амбер, вряд ли догадывающаяся о стоимости совета от лушчего в мире скалолаза, ввязалсь и полезла 5.7.

"Ты чертовски естествена!" - кричит Грэм. Видно, что Амбер ему благодарна.

Солнце заходит, и мы покидаем дивный мир скал. На заднем сиденье Грэм рассказывает мне о том каково быть про-клаймером. Он выглядит очень расслабленым, холоднокровным, если конечно это подходящие слова для характеристики Дэйва Грэма.

"Я никогда не знал в чем моя роль. Какое-то время мне казалось, что я должен впечатлять людей - какая нелепость. Я думал, что основная задача профессионального скалолаза - сложные маршруты, но в Европе я понял, что главное - достучаться до сознания окружающих людей. Передать им частичку собственной энергии, просто оставаясь самим собой."

Мы ехали обратно по холмам Сэнт Джорджа, где я с ними и распрощался, отправившись домой. На следующей неделе Грэм, несмотря на травму руки, "флэшанул" пару 5.14а. Вряд ли это стало новостью. Цифры не имеют значения ... но как бы там ни было - это была очередная искра.

5 комментариев:

  1. Друг мой Андрэ кстати напомнил мне вот эту историю, поведанную Чаком Фрайберегром: "Например, в Райфл есть маршрут Girl Talk - классический пример кражи закрытого маршрута. В этой некрасивой истории засветились мой друг Энди Рэтер, Дэйв Грэм, Джо Киндер и, кажется, Дэниэль Вудс. Началось все с того, что Энди получил пермит, купил все необходимое, потратил время. Энди хороший скалолаз, хотя и не так силен как Дэйв, Дэниэль или Джо, и ему требовалось время, чтобы поработать над маршрутом. Парни связались с ним и сказали: "Слушай, классный маршрут ты сделал. Мы бы хотели попробовать его." А Энди ответил: "Знаете, я его пробил в этом сезоне и еще работаю над ним. Буду вам признателен, если вы займетесь чем-нибудь другим, и дадите мне еще поработать над своим проектом."

    И в этой ситуации у ребят был выбор. На мой взгляд, они выбрали худший вариант: пролезли маршрут, записали его себе и более того, дали ему имя, засветившись в прессе. И после всего этого они фактически плюнули в парня, который пробил маршрут, назвав его Girl Talk. Фактически они в грубой форме оскорбили Энди, заявив что-то вроде: "Посмотри какие мы плохие! Это был твой многолетний проект, а мы взяли и пролезли его за пару дней!" По-моему, они перегнули палку. Пролезь маршрут по движениям, пролезь его целиком, получи удовольствие и иди дальше, не давая ему имя и не устраивая скандал. Конечно, в этом случае тебе не светят очки на 8а.ню! Я знаю как минимум одного легендарного скалолаза, который сделал дюжины первопрохождений закрытых проектов, но никто об этом не узнал. Этим он дал автору шанс получить свою долю удовлетворения и официально оформить первопроход. А пролезть, назвать и вывалить в медиа видео и интервью ... воровство в чистом виде. И уж совсем за гранью назвать маршрут так, чтобы унизить автора, который промучился с получением разрешения, потратил время на пробивку и чистку. Трудно обозначить грань, но последнее просто недопустимо.

    Girl Talk - известная группа и якобы в честь нее назван маршрут. Но мне кажется, это явный выпад в сторону Энди. Он сказал им: "Вы, парни, сильно расстроите меня, если пролезете этот маршрут, ведь я вложил в него столько сил и средств." А что еще он мог сделать? Сидеть под маршрутом с бейсбольной битой? Исключено. Он просто сказал им, что думал. Они украли его проект, и Энди - автор многочисленных маршрутов и очень полезный член сообщества - имеет все основания прятать свою работу. Пробивать целые сектора и ждать по 5-6 лет. Работать над тяжелыми проектами, пока не пролезет. И лишь потом открыть их всем остальным.

    Такого не должно быть. Нельзя доводить ситуацию до крайности. И, в конце концов, это же Райфл! Парни вроде Дэниэля, Дэйва и Джо могли запросто сгонять в Сьюз или любой другой культовый район. Энди же выделяет деньги на пробивку из своей не бог весть какой большой зарплаты. Тут не может быть двух мнений ... хотя некоторые считают иначе. Я уважаю "красные метки" до тех пор пока они не выцветут на солнце. По прошествии многих лет маршрут должен быть снова в игре."

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за перевод, отличная статья

    ОтветитьУдалить
  3. да дэйв сама противоречность. тут он валит в европу с ее духовностью и эстетикой, а завтра звонит келлу и ломится в японию срубить бабла. помоему или нужно прятать проекты, как фрэд, или давать лазить всем. история с налле и крисом...да. тратишь силы, время, деньги, но скалы не часная собственность. в жопу эго.

    ОтветитьУдалить
  4. Спасибо за статью, очень уважаю этого парня! А все эти склоки никуда не исчезнут, это человеческий фактор - у вех свое мнение и своя правда.

    ОтветитьУдалить
  5. жалко только,что "сигаретник".
    А мне нравится его безбашенность
    (cool mutherfucker)!

    ОтветитьУдалить