суббота, 7 января 2012 г.

Чешский вундеркинд (Wizkid of CZ)



Один за другим соревнующиеся выходят на привычную им мягкую "сцену", выстраиваясь в ряд словно артисты для финального поклона. Последним появляется Адам Ондра (Adam Ondra) под классическую композицию Simply the Best. Час спустя он станет победителем соревнований LaSportiva Legends Only, оставив позади действующего чемпиона мира и других ведущих боулдерингистов планеты. Восемнадцатилетний Ондра "просто лучший" и он - легенда.

R) Складывается впечатление, что для прохождения сложнейших в мире маршрутов тебе необходимо минимальное число попыток. Ты бы лазил лучше, если бы тратил на маршрут попыток пятьдесят, или стремление разделаться с маршрутом "быстро" помогает тебе мобилизоваться?

A) Я работаю более эффективно, если располагаю ограниченным количеством попыток, а если бы я тратил на каждый маршрут около полусотни попыток, лез бы 9b+, не больше. Не стоит забывать о том, что затяжной роман с маршрутом порождает проблемы психологического плана, преодоление которых тоже требует сил. К тому же уровень лазания падает, если делаешь одни и те же движения на протяжении долгого времени. Это не тренировка. Да, ты становишься сильнее в данном контексте, но общая форма скорее ухудшается.

На сто попыток у меня бы ушло три месяца: неделю поработал, немного отдохнул и вернулся с полной мотивацией. Мне кажется, в таком ключе работает сейчас Крис Шарма (Chris Sharma), поскольку в Испании у него очень много проектов: пробует один, если не идёт, переключается на другой.

R) Каким тебе видится маршрут десятой категории сложности?

A) Каким угодно! Я считаю, что человеку по силам держать ещё более мелкие зацепки и делать ещё более сумасшедшие движения, но я точно уверен, что это не будет маршрут длиной в сто метров. На нём будет невозможно работать! Какое удовольствие лезть 80 метров до сложного "ключа", чтобы подлезть к нему с одной лишь мыслью: "О нет, я не хочу лезть ЭТО снова!" Я бы еще согласился на нечто подобное не будь там мест отдыха, но пока что таких маршрутов нет.

R) Долблёнки, искусственные зацепки существуют, причём на маршрутах высшей категории. Как по-твоему, возможно перейти на качественно новый уровень без всего этого?

A) Абсолютно уверен, да. За последние двадцать лет скалолазание шагнуло в этом смысле далеко вперед, практически отказавшись от искусственных зацепок. Большинство нынешних 9b полностью натуральны. Некоторые зацепки усилены тем или иным способом, но лишь там где это необходимо: если считать это вмешательством, то будет сложно найти маршрут высшей категории, который можно пролезть. Я считаю, что если зацепка может отломаться, её необходимо укрепить, не более. Тогда она послужит не только вам.

R) Другими словами это необходимое зло?

A) К сожалению, да. Лучше б этого не было вовсе. Нависания по качеству сильно уступают вертикали, именно поэтому многие зацепки в Санта Линии (Santa Linya), например, усилены, и я не против такого подхода. В то же время я мечтаю о маршрутах, не требующих вмешательства человека. Это очень круто! Надеюсь, современное скалолазание закрыло двери для всех этих нелицеприятных явлений. Закрыло, но не изжило. Будет очень грустно получить первую 9с с долблёнками.

R) Назови скалолазов, которыми ты восхищаешься.

A) Поначалу я был фанатом Вольфганга Гюллиха (Wolfgang Gullich), который поднял планку тогдашнего скалолазания. Невероятно, но факт - он первым в мире пролез 8b+, 8c и 9a. У него достало сил не только пролезть эти сложнейшие линии в те далёкие времена, но, что более важно, он не побоялся заявить новые категории. Я также восхищаюсь Томашем Мразеком (Tomas Mrazek) - моим земляком. Он стал чемпионом мира в 2001-м году, хотя занимался скалолазанием не так уж долго и в ужасающих условиях.

R) Местность к северу от Брно - Adersbach - известна своими башнями из песчаника, на которых запрещено пользоваться магнезией и страховаться металлическими закладками. Как ты относишься к местным традициям?

A) Узелки это ещё не всё. Там есть пробитые маршруты, но пробивка ооочень редкая. Лазить там принято "снизу-вверх", и эту традицию нужно чтить; это то, что делает тамошние башни уникальными.

R) Как ты относишься к запрету на пробивку?

A) В подобных районах он имеет смысл, поскольку там своя аура; скалы там имеют свой запах; ощущается дух истории, поскольку задолго до нас люди лазили по этим скалам. Я восхищаюсь их свершениями и храбростью.

R) Ты в основном лазаешь спортивные маршруты или боулдеринг, а каково твое отношение к траду?

A) Ничего не имею против этого стиля, но, например, правила принятые в Пик Дистрикте (Peak District) показались мне немного странными. Там есть маршруты на которых люди стартуют, пролезают пару метров, кладут закладку и ... спускаются, чтобы начать заново с уже готовой точкой. Это не значит, что такие маршруты нужно пробить, но раз ты оторвался от земли, то не стоит возвращаться. Трад для меня имеет смысл там, где он даёт большую эффективность и скорость, то есть в горах.

R) Ты бы пробил маршрут, который можно пролезть безопасно со своими точками, например щель?

A) Не думаю, что я бы постеснялся пробить его, но если десять лет спустя появится кто-то кто сможет пролезть его со своими точками, я бы не обиделся на него сруби он все болты.

R) Тебе когда-нибудь было страшно на спортивном маршруте?

A) Вроде нет.

R) Точно?

A) Знаешь, я редко боюсь, если уверен, что маршрут на 99.9% безопасен. На нависании можно вылезть на восемь метров выше болта и упасть в пустоту, и это будет безопасно. Бывают по-настоящему страшные места, но я достаточно силён морально, чтобы не давать волю эмоциям. Я будто переключаюсь в специальный режим, когда "я не я", и моим телом управляют извне.

R) Ты когда-нибудь испытывал чувство разочарования; как справлялся с этим?

A) Да, конечно. Со мной такое случается довольно часто, но это лишь повышает мотивацию. Главная моя проблема - сохранить мотивацию во время длительной обработки маршрута, особенно если не удаётся сделать одно и то же движение в конце. Ещё меня выводит из состояния равновесия отсутствие прогресса. Ещё руки опускаются когда маршрут не даёт ничего нового.

R) Что ты чувствуешь, когда близок к осуществлению мечты?

A) Это наиболее сложный этап работы над маршрутом, и он бывает двух типов. Иногда стресс обусловлен дефицитом времени. К своему удивлению, многие маршруты я закончил именно в
последний день выезда. Я очень нервничаю перед стартом, но стоит оторваться от земли, как я становлюсь абсолютно свободным. Другой тип близости к мечте бывает на домашних проектах, и это даже хуже, поскольку я успокаиваю себя тем, что всегда могу вернуться и пролезть, не сегодня, так на следующей неделе. Это случалось не раз, и я взял за правило бороться до конца даже на домашних проектах, поскольку выкладываясь на 99% не могу быть уверен в том, что именно этот 1% не станет решающим.

R) Похоже, скалолазание не испытывает недостатка во вновь обращенных. Какие угрозы ты видишь в связи с этим?

A) Мне кажется тут многое будет зависеть от того станет ли скалолазанием Олимпийским видом спорта или нет. Если да, то его популярность резко возрастёт. Не думаю, что это отрицательно скажется на ситуации в странах с огромным количеством скал, например, Франции, а вот в маленьких районах, наподобие моей родины, может случиться коллапс. Но я не против того, чтобы скалолазание вошло в Олимпийскую семью.

R) Если это случится, и тебе выпадет шанс участвовать, согласишься?

A) Конечно, да. По-моему, скалолазание единственный "естественный" вид спорта остающийся за бортом. Бег, плавание ... Чем скалолазание хуже?


Источник: http://stockholmsklattring.se/

1 комментарий: